Cлова на букву "X"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
2XENIA
7XXXI
3XXXII
2XXXIII
2XXXIV
2XXXIX
2XXXVIII

Несколько случайно найденных страниц

по слову XXXI

1. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXXI. На родине
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Часть текста: множество фотографов, которые щелкали со всех сторон. Он так отвык от такого внимания и интереса к себе. До сих пор не может опомниться от чуда - вчера был в Париже, сегодня в Москве! Как в сказке. Так был потрясен радостью приезда и приема, что первый день не мог говорить. Юшка была в дороге очаровательна, напрасно я покупала ошейник и шнурок. Сидела смирно на руках или рядом с кем-нибудь из нас. В прекрасном отеле нам дали целую квартиру с ванной, кормят замечательно, внимательное отношение всех служащих даже трогательно… В скором времени, вероятно, поедем в санаторию по указанию врачей. Верю, что здесь папино здоровье восстановят и что он снова сможет писать - ласки в таком масштабе и внимания ему не хватало. …Сегодня нам показывали Москву… Мое сердце порадовалось - сколько за эти годы сделано для народа - морально здесь настроены хорошо, у всех бодрый вид. Я лично, конечно, здесь буду чувствовать себя лучше, чем в эмиграции, где застой полный, - я надеюсь, что смогу быть полезной родине, и это не слова, ты отлично знаешь мою натуру, всегда я мечтала о лучшей жизни для народа - девочкой еще болела душой за него». «Метрополь. Москва - 37 г. … Завтра мы поедем с папой к главному врачу и потом поедем смотреть дачу под Москвой, никакой санаторий ему не нужен - так решили врачи. Воздух, усиленное питание и покой, а осенью предлагают в Крым… … Были у нас Билибины - приезжали на один день в Москву - оба очень веселые и довольные, сын их учится и отбывает военную службу одновременно. … Папа молодеет с каждым днем и твердо верит, что быстро окрепнет на родной земле, доволен, что кругом русская речь… Кошечка очень мила, ее все балуют. На днях снимались с нею, пришлю тебе снимок - нас троих. Вот и все новости пока, посетителей теперь меньше -...
3. Куприна Ксения: Куприн - мой отец
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Куприна Ксения: Куприн - мой отец От автора Глава I. Мария Морицовна Глава II. Лизино детство Глава III. Куприн Глава IV. Странствия Глава V. Гатчина Глава VI. Детство Глава VII. "Сашка и Яшка" Глава VIII. Война Глава IX. Кавказ Глава X. Щербов Глава XI. 1917 год Глава XII. 1918 год Глава XIII. 1919 год Глава XIV. Хельсинки. Переписка Куприна с Репиным Глава XV. Париж Глава XVI. Современники Глава XVII. Пригород Глава XVIII. Лида Глава XIX. Французская пресса. Нужда Глава XX. Эмигрантская пресса Глава XXI. "Жанета - принцесса четырех улиц" и "Ю-ю" Глава XXII. Эмигрантский быт Глава XXIII. Бальмонт Глава XXIV. Репин - Куприн Глава XXV. Моя юность Глава XXVI. Город Ош Глава XXVII. Саша Черный Глава XXVIII. Письма отца к моей маме Глава XXIX. Шмелев Глава XXX. Мрачные годы Глава XXXI. На родине Об авторе и об этой книге Указатель личных имен Иллюстрации
4. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XXXI
Входимость: 2. Размер: 5кб.
Часть текста: Да, — ответили они, — телеграмма, — и вошли. 1) Жандармский унтер-офицер Богуцкий Фома, 2) два городовых, дворники и пр. и 3) спустя десять минут местный полицеймейстер, местный жандармский ротмистр Воронов (холеное лицо, беспристрастность, небрежность и — „он все знает наперед“), чахоточный околоточный, хозяин моего дома со смешной фамилией Дмитрий Донской, понятые. — Ты его обыскал? — Так точно, ваше-ссс… — Вы можете одеться. Но я ответил, что привык всегда ходить дома только в одной ночной рубашке. Потом он сел за мой письменный стол и начал рыться в дорогих мне письмах, карточках, записных книжках. Я сел рядом с ним на стол. Это была также моя привычка. Тогда он любезно позволил мне „взять стул“. Но я намекнул ему, что я, как хозяин дома, мог бы первым предложить ему то же самое. Словом, у нас сделались сразу довольно тяжелые отношения. Он был человек твердый и многосторонне образованный, он увидел в одной из моих записных книжек следующие знаки: / — / — / - - / - - / — / — - / - — / - - / / — / — / - - / - — / / - - / - - / — / — / Он спросил: — Да-с, а это что? Я ответил, болтая ногами: — Это, господин полковник, произошло вот как. Один начинающий, но, увы, окончательно бездарный поэт принес мне стихи. И я доказывал ему на бумаге карандашом то, что он начинает хореем, переходит в ямб и вдруг впадает в трехсложное стихосложение. — Я-ямб? — воскликнул он. — Ямб-с? Это мы знаем, какой ямб! Богуцкий, приобщи». Насмерть перепуганный обыском хозяин потребовал, чтобы Александр Иванович немедленно освободил квартиру, и Куприн переехал в гостиницу. И обыск и переезд выбили...
5. Юнкера (глава 31)
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: обеим сторонам подъезда стоят, как львы, на ефрейторском карауле два великана гренадера. Они еще издали встречают Александрова готовно растаращенными глазами и, за четыре шага, одновременно, прием в прием, такт в, такт, звук в звук, великолепно отдают ему винтовками честь по-ефрейторски. Он же, держа руку под козырек и проходя с важной неторопливостью, смотрит каждому по очереди в лицо взором гордым и милостивым. И кажется ему в этот миг, что бронзовый генерал Скобелев, сидящий на вздыбленном коне посредине Тверской площади, тихо произносит: - Эх. Такого бы мне славного обер-офицера в мою железную дивизию, да на войну. Но это наслаждение слишком коротко, надо его повторить. Александров идет в кондитерскую Филиппова, съедает пирожок с вареньем и возвращается только что пройденным путем, мимо тех же чудесных гренадеров. И на этот раз он ясно видит, что они, отдавая честь, не могут удержать на своих лицах добрых улыбок: приязни и поощрения. А теперь - к матери. Ему стыдно и радостно видеть, как она то смеется, то плачет и совсем не трогает персикового варенья на имбире. «Ведь подумать - Алешенька, друг мой, в животе ты у меня был, и вдруг какой на- стоящий офицер, с усами и саблей». И тут же сквозь слезы она вспоминает старые-престарые песни об офицерах, созданные куда раньше Севастопольской кампании. Офицерик просто душка, Только ростом не велик. Ах, усы его, и шпоры, Вы с ума меня свели. - А то еще, Алеша, один куплет. Мы его под гросфатер пели,- был такой старинный модный танец: Вот за офицером Бежит мамзель, Ее вся цель, Чтоб он в нее влюбился, Чтоб он на ней женился. Но офицер Ее не замечает И только удирает Во весь карьер. И опять она обнимает Алешину голову и мочит ее старческими слезами. - Поедем завтра в Троице-Сергиевскую лавру, Алеша. Закажем...

© 2000- NIV