Cлово "ХОТЕТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ХОТЕЛ, ХОЧУ, ХОТИТЕ, ХОЧЕТ, ХОЧЕШЬ

1. Суламифь
Входимость: 28.
2. Белый пудель
Входимость: 24.
3. Гранатовый браслет
Входимость: 22.
4. Поединок (глава 6)
Входимость: 19.
5. К славе
Входимость: 19.
6. Клоун
Входимость: 18.
7. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 18.
8. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 17.
9. Из интервью разных лет
Входимость: 17.
10. Мелюзга
Входимость: 17.
11. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 16.
12. Яма (часть 3, глава 7)
Входимость: 16.
13. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 16.
14. Негласная ревизия
Входимость: 15.
15. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 14.
16. Гога Веселов
Входимость: 14.
17. Яма (часть 1, глава 11)
Входимость: 14.
18. Михайлов О.М.: Куприн. Глава вторая. В Петербург, в Петербург!
Входимость: 14.
19. Яма (часть 3, глава 3)
Входимость: 13.
20. Поединок (глава 14)
Входимость: 13.
21. Слон
Входимость: 13.
22. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 13.
23. Жидкое солнце
Входимость: 12.
24. Психея
Входимость: 12.
25. Прапорщик армейский
Входимость: 12.
26. Жанета
Входимость: 12.
27. Яма (часть 3, глава 6)
Входимость: 11.
29. Яма (часть 3, глава 9)
Входимость: 11.
30. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIII. Бальмонт
Входимость: 11.
31. Как я был актером
Входимость: 11.
32. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 11.
33. С улицы
Входимость: 11.
34. Лесная глушь
Входимость: 11.
35. Поединок (глава 22)
Входимость: 10.
36. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XXXVIII
Входимость: 10.
38. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 3
Входимость: 10.
39. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 10.
40. Олеся (глава 13)
Входимость: 10.
41. Сентиментальный роман
Входимость: 9.
42. Река жизни
Входимость: 9.
43. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXXI. На родине
Входимость: 9.
44. Корь
Входимость: 9.
45. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава седьмая
Входимость: 9.
46. Система
Входимость: 9.
47. Юнкера (глава 29)
Входимость: 9.
48. Черный туман
Входимость: 9.
49. Конокрады
Входимость: 9.
50. Ночлег
Входимость: 9.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Суламифь
Входимость: 28. Размер: 86кб.
Часть текста: до Перееполя, на побережье Черного моря и на островах Средиземного- с удивлением произносили его имя, потому что не было подобного ему между царями во все дни его. В 480 году по исшествии Израиля, в четвертый год своего царствования, в месяце зифе, предпринял царь сооружение великого храма господня на горе Мориа и постройку дворца в Иерусалиме. Восемьдесят тысяч каменотесов и семьдесят тысяч носильщиков беспрерывно работали в горах и в предместьях города, а десять тысяч дровосеков из числа тридцати восьми тысяч отправлялись посменно на Ливан, где проводили целый месяц в столь тяжкой работе, что после нее отды али два месяца. Тысячи людей вязали срубленные деревья в плоты, и сотни моряков сплавляли их морем в Иаффу, где их обделывали тиряне, искусные в токарной и столярной работе. Только лишь при возведении пирамид Хефрена, Хуфу и Микерина в Гизехе употреблено было такое несметное количество рабочих. Три тысячи шестьсот приставников надзирали за работами, а над приставниками начальствовал Азария, сын Нафанов, человек жестокий и деятельный, про которого сложился слух, что он никогда не спит, пожираемый огнем внутренней неизлечимой болезни. Все же планы дворца и храма, рисунки колонн, давира и медного моря, чертежи окон, украшения стен и тронов созданы были зодчим Хирамом-Авием из Сидона, сыном медника из рода Нафалимова. Через семь лет, в месяце буле, был завершен храм господень и через тринадцать лет - царский дворец. За кедровые бревна с Ливана, за кипарисные и оливковые доски, за дерево певговое, ситтим и фарсис, за обтесанные и отполированные...
2. Белый пудель
Входимость: 24. Размер: 64кб.
Часть текста: на будущую жизнь. Наконец сзади плелся старший член труппы - дедушка Мартын Лодыжкин, с шарманкой на скрюченной спине. Шарманка была старинная, страдавшая хрипотой, кашлем и перенесшая на своем веку не один десяток починок. Играла она две вещи: унылый немецкий вальс Лаунера и галоп из "Путешествий в Китай" - обе бывшие в моде лет тридцать - сорок тому назад, по теперь всеми позабытые. Кроме того, были в шарманке две предательские трубы. У одной - дискантовой - пропал голос; она совсем не играла, и поэтому, когда до нее доходила очередь, то вся музыка начинала как бы заикаться, прихрамывать и спотыкаться. У другой трубы, издававшей низкий звук, не сразу закрывался клапан: раз загудев, она тянула одну и ту же басовую ноту, заглушая и сбивая все другие звуки, до тех пор пока ей вдруг не приходило желание замолчать. Дедушка сам сознавал эти недостатки своей машины и иногда замечал шутливо, но с оттенком тайной грусти: - Что поделаешь?.. Древний орган... простудный... Заиграешь - дачники обижаются: "Фу, говорят, гадость какая!" А ведь пьесы были очень хорошие, модные, но только нынешние господа нашей музыки совсем не обожают. Им сейчас "Гейшу" подавай, "Под двуглавым орлом", из "Продавца птиц" - вальс. Опять-таки трубы эти... Носил я орган к мастеру - и чинить не берется. "Надо, говорит, новые трубы ставить, а лучше всего, говорит, продай ты свою кислую дребедень в музей... вроде как какой-нибудь памятник..." Ну, да уж ладно! Кормила она нас с тобой, Сергей, до сих пор, бог даст и еще покормит. Дедушка Мартын Лодыжкин любил свою шарманку так, как можно любить только живое, близкое, пожалуй, даже родственное существо. Свыкнувшись с ней за многие годы тяжелой бродячей жизни, он стал наконец видеть в ней что-то одухотворенное, почти сознательное. Случалось иногда, что ночью, во время...
3. Гранатовый браслет
Входимость: 22. Размер: 96кб.
Часть текста: как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи. То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло...
4. Поединок (глава 6)
Входимость: 19. Размер: 23кб.
Часть текста: денежные солдатские письма, которые они, по правилам, должны были распечатывать. Некоторые только и жили, что винтом, штосом и ландскнехтом: кое-кто играл нечисто, - об этом знали, но смотрели сквозь пальцы. При этом все сильно пьянствовали как в собрании, так и в гостях друг у друга, иные же, вроде Сливы, - в одиночку. Таким образом, офицерам даже некогда было серьезно относиться к своим обязанностям. Обыкновенно весь внутренний механизм роты приводил в движение и регулировал фельдфебель; он же вел всю канцелярскую отчетность и держал ротного командира незаметно, но крепко, в своих жилистых, многоопытных руках. На службу ротные ходили с таким же отвращением, как и субалтерн-офицеры, и "подтягивали фендриков" только для соблюдения престижа, а еще реже из властолюбивого самодурства. Батальонные командиры ровно ничего не делали, особенно зимой. Есть в армии два таких промежуточных звания - батальонного и бригадного командиров: начальники эти всегда находятся в самом неопределенном и бездеятельном положении. Летом им все-таки приходилось делать батальонные учения, участвовать в полковых и дивизионных занятиях и нести трудности маневров. В свободное же время они сидели в собрании, с усердием читали "Инвалид" и спорили о чинопроизводстве, играли в карты, позволяли охотно младшим офицерам угощать себя, устраивали у себя на домах вечеринки и старались выдавать своих многочисленных дочерей замуж. Однако...
5. К славе
Входимость: 19. Размер: 67кб.
Часть текста: думаю, что их тайна очень проста и заключается только в уменье слушать. Чутьем каким-то угадает он ваше слабое место, подведет к нему разговор и тогда уж только слушает терпеливо. Вы перед ним самые лучшие перлы души высыпаете, а он знай себе головой кивает да погмыкивает. Этим, впрочем, одним таланты следователя не исчерпывались. Он умел до колик смешить дам, мог хорошо выпить и в холостой компании прекрасно рассказывал скабрезные анекдоты. Следователь сделался первым звеном сближения общества. Может быть, он сделался им даже невольно, потому что все взоры на него устремились с ожиданием чего-то нового и веселого. Началось с любительских спектаклей. Когда дело было совсем уж поставлено на ноги, то и меня к нему притянули, но я, к счастью, оказался с первых же шагов никуда не годным. Дали мне в глупейшей переводной драме роль ревнивого мужа, самую бесцветную и длинную роль во всей пьесе. Вы и представить себе не можете, с какой кротостью я переносил на репетициях всякие издевательства. Кто только не учил меня, кто надо мной не ломался! И режиссер, и суфлер, и любительницы, и даже, я помню, один гимназист четвертого класса, говоривший сиплым басом и носивший пенсне. Особенно не давалось мне то место, когда я узнаю о неверности жены и "с ужасными жестами отчаяния" (так стояло в пьесе) кричу ей: "О, проклятие! Каждый раз, когда я вспомню о своем позоре - я трепещу от негодования!" Как дойдет до этого места,-- любительницы смеются, а режиссер кричит: "Вы как манекен держитесь! Видите сами,-- здесь ремарка: "жесты отчаяния". Смотрите на меня. Вот как нужно жестикулировать!" Пришел ожидаемый день спектакля. Жутко было. А главное - чем ближе подходит пьеса к роковому месту, тем...

© 2000- NIV