Cлово "СДЕЛАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СДЕЛАЛА, СДЕЛАЛ, СДЕЛАЛО, СДЕЛАЛИ

1. Жанета
Входимость: 20.
2. Жидкое солнце
Входимость: 18.
3. Гранатовый браслет
Входимость: 17.
4. Прапорщик армейский
Входимость: 15.
5. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 13.
6. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 13.
7. Суламифь
Входимость: 12.
8. Морская болезнь
Входимость: 12.
9. Психея
Входимость: 11.
10. Белый пудель
Входимость: 10.
11. Как я был актером
Входимость: 10.
12. Винная бочка
Входимость: 10.
13. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 9.
14. Яма (часть 2, глава 14)
Входимость: 9.
15. Дознание
Входимость: 9.
16. Конокрады
Входимость: 9.
17. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 9.
18. Негласная ревизия
Входимость: 9.
19. Дюма-отец
Входимость: 9.
20. Пунцовая кровь
Входимость: 9.
21. Поединок
Входимость: 9.
22. К славе
Входимость: 9.
23. В цирке
Входимость: 9.
24. Яма (часть 2, глава 15)
Входимость: 9.
25. Яма (часть 3, глава 3)
Входимость: 8.
26. Поединок (глава 14)
Входимость: 8.
27. Юнкера (глава 29)
Входимость: 8.
28. Яма (часть 3, глава 4)
Входимость: 8.
29. С улицы
Входимость: 8.
30. Лесная глушь
Входимость: 8.
31. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 8.
32. Из интервью разных лет
Входимость: 8.
33. Молох. Глава X
Входимость: 8.
34. Памяти Чехова
Входимость: 8.
35. Гемма
Входимость: 8.
36. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 8.
37. Жидовка
Входимость: 7.
38. Яма (часть 2, глава 7)
Входимость: 7.
39. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава пятая
Входимость: 7.
40. Поединок (глава 22)
Входимость: 7.
41. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 7.
42. Страшная минута
Входимость: 7.
43. Путаница
Входимость: 7.
44. Яма (часть 3, глава 7)
Входимость: 7.
45. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 7.
46. Молох. Глава XI
Входимость: 7.
47. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 7.
48. Юнкера (глава 30)
Входимость: 7.
49. Последний дебют
Входимость: 7.
50. Яма (часть 3, глава 6)
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жанета
Входимость: 20. Размер: 128кб.
Часть текста: спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута пополам с водой. Все еще издали узнают его длинную худую фигуру, его развевающуюся на ходу серую клетчатую размахайку, носившую когда-то, в древние времена, название не то макфарлана, не то пальмерстона, его рыбачью широкую шляпу, насунутую так низко на брови, что из ее спущенных вокруг полей торчат спереди лишь конец крупного мясистого носа и огненная с сединой борода утюгом. Прежде французские лавочники раздражались на профессора за его рассеянность, разводили руками, хлопали себя по бедрам, кричали свое нетерпеливое "alors!" [ Ну, что же! (фр.) ] и вообще пылили, но теперь попривыкли и благодушно поправляют его,...
2. Жидкое солнце
Входимость: 18. Размер: 119кб.
Часть текста: сомнения вызовет у будущего читателя моих записок удивление, сомнение и даже недоверие. К этому я уже давно приготовился и нахожу заранее такое отношение к моим воспоминаниям вполне возможным и логичным. Да и надо признаться, - мне самому часто кажется, что годы, проведенные мною частью в путешествиях, частью на высоте шести тысяч футов на вершине вулкана Каямбэ в южно-американской республике Эквадор, не прошли в реальной действительной жизни, а были лишь странным фантастическим сном или бредом мгновенного, потрясающего безумия. Но отсутствие четырех пальцев на левой руке, но периодически повторяющиеся головные боли и то поражение зрения, которое называется в простонародье "куриной слепотой", каждый раз своей фактической неоспоримостью вновь заставляют меня верить в то, что я был на самом деле свидетелем самых удивительных вещей в мире. Наконец вовсе уж не бред, и не сон, и не заблуждение те четыреста фунтов стерлингов, что я получаю аккуратно по три раза в год из конторы "Э. Найдстон и сын", Реджент-стрит, 451. Это -пенсия, которую мне великодушно оставил мой учитель и патрон, один из величайших людей во всей человеческой истории, погибший при страшном крушении мексиканской шкуны "Гонзалес". Я окончил математический...
3. Гранатовый браслет
Входимость: 17. Размер: 96кб.
Часть текста: и экипажи. То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков, бумажек, черепков, коробочек и аптекарских пузырьков. Но к началу сентября ...
4. Прапорщик армейский
Входимость: 15. Размер: 89кб.
Часть текста: офицера Лапшина и несколько листков прекрасной шершавой бристольской бумаги, украшенной цветами ириса и исписанной мелким женским почерком. Внизу листков стояла подпись: «Кэт», а на некоторых — просто одна буква «К». Не было никакого сомнения, что дневник Лапшина и письма Кэт писаны приблизительно в одно и то же время и относятся к одним и тем же событиям, происходившим лет за двадцать пять до наших дней. Не зная, что сделать со своей находкой, приятель переслал мне ее по почте. Предлагая ее теперь вниманию читателей, я должен оговориться, что мое перо лишь слегка коснулось чужих строчек, исправив немного их грамматику и уничтожив множество манерных знаков вроде кавычек, скобок. 5 сентября. Скука, скука и еще раз скука!.. Неужели вся моя жизнь пройдет так серо, одноцветно, лениво, как она тянется до сих пор? Утром занятия в роте: - Ефименко, что такое часовой? - Часовой — есть лицо неприкосновенное, ваше благородие. - Почему же он лицо неприкосновенное? - Потому, что до его нихто не смие доторкнуться, ваше благородие. - Садись. Ткачук, что такое часовой? - Часовой—есть лицо неприкосновенное, ваше благородие. И так без конца... Потом обед в собрании. Водка, старые анекдоты, скучные разговоры о том, как трудно стало нынче попадать из капитанов в подполковники по линии, длинные споры о втором приеме на изготовку и опять водка. Кому-нибудь попадается в супе мозговая кость — это называется «оказией», и под оказию пьют вдвое... Потом два часа свинцового сна и вечером опять то же...
5. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 13. Размер: 88кб.
Часть текста: светло-элегичная по настроению, воскрешала два значительнейших и наиболее памятных в жизни героев эпизода, отделенных во времени четвертью века. Тогда — много лет тому назад — кадет Коля Возницын полюбил Леночку Юрлову. Полюбил так, как умеют любить купринские герои,— со всей страстью и пылкостью юного сердца. Герою во всем чудился радостный, пьянящий запах «распускающихся тополевых почек и молодых побегов черной смородины, которыми они пахнут в ясные, но мокрые весенние вечера, после мгновенного дождя, когда небо и лужи пылают от зари и в воздухе гудят майские жуки» (V, 200). Девушка, зажегшая в Возницыне это непонятное и всесильное чувство, переполнившее его сердце, не была романтической красавицей. Даже напротив: Леночка выглядела внешне некрасивой. И вовсе не за внешность герой новеллы так полюбил ее. В Леночке «было нечто более прекрасное, чем красота, тот розовый сияющий расцвет первоначального девичества, который, бог знает как им чудом, приходит внезапно и в какие-нибудь недели вдруг превращает вчерашнюю неуклюжую, как подрастающий дог, больше рукую, больше ногую девчонку в очаровательную девушку» (V, 199). Тот год любовного томления был для юного кадета годом мечтаний, буйных, радостных, но и горестных, ибо Леночка не столько любила его, сколько на короткое время увлеклась им, уступив напору его чувств. Счастье не состоялось, но они навсегда сохранили в чистоте и яркости эти первые впечатления жизни — «дорогие, мучительно нежные, обвеянные такой поэтической грустью» (V, 193). Четверть века спустя они снова встретились — сорокапятилетний полковник Возницын и немолодая уже Елена Владимировна, у которой взрослая дочь Леночка. И воспоминания мгновенным светом осветили давно прошедшее, словно ослепив их обоих. Не было в этих воспоминаниях ничего тягостного, омрачающего. Были иные чувства — мягкие и светлые, радость и легкая ...

© 2000- NIV