Cлово "ДУМАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДУМАЛ, ДУМАЕТ, ДУМАЮ, ДУМАЕШЬ

1. Жанета
Входимость: 22.
2. Конокрады
Входимость: 17.
3. Поединок (глава 5)
Входимость: 17.
4. Прапорщик армейский
Входимость: 17.
5. С улицы
Входимость: 15.
6. Гранатовый браслет
Входимость: 13.
7. Поединок (глава 6)
Входимость: 13.
8. К славе
Входимость: 12.
9. Морская болезнь
Входимость: 11.
10. Памяти Чехова
Входимость: 11.
11. Олеся (глава 13)
Входимость: 11.
12. Мелюзга
Входимость: 11.
13. Корь
Входимость: 10.
14. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 10.
15. Жидовка
Входимость: 9.
16. Гад
Входимость: 9.
17. Психея
Входимость: 9.
19. Ночная смена
Входимость: 9.
20. Серебряный волк
Входимость: 9.
21. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 9.
22. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 8.
23. Черная молния
Входимость: 8.
24. Алданов М. А.: Памяти А. И. Куприна
Входимость: 8.
25. Жидкое солнце
Входимость: 8.
26. Поединок (глава 14)
Входимость: 8.
27. Поединок (глава 4)
Входимость: 8.
28. Бунин И. А.: Куприн
Входимость: 8.
29. Яма (часть 3, глава 4)
Входимость: 8.
30. Негласная ревизия
Входимость: 8.
31. Олеся (глава 11)
Входимость: 8.
33. Поединок (глава 9)
Входимость: 8.
34. Болото
Входимость: 8.
35. Югославия
Входимость: 7.
36. Как я был актером
Входимость: 7.
37. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XXXVIII
Входимость: 7.
38. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIX. Шмелев
Входимость: 7.
39. Лунной ночью
Входимость: 7.
41. Из интервью разных лет
Входимость: 7.
42. Храбрые беглецы
Входимость: 7.
43. Жрец
Входимость: 7.
44. Воробей
Входимость: 7.
45. Хорошее общество
Входимость: 7.
46. Мясо
Входимость: 7.
47. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Светлая душа (А. С. Грин)
Входимость: 7.
48. Река жизни
Входимость: 6.
49. Молох. Глава V
Входимость: 6.
50. Гога Веселов
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жанета
Входимость: 22. Размер: 128кб.
Часть текста: мнению ее обитателя, похожа видом и размером на гроб Святогора, старшего богатыря. Единственное ее окно сидит глубоко в железном козырьке. Профессор Симонов живет с простотою инока. Вся его мебель: раскладная парусиновая кровать военного образца, деревянный некрашеный стол, две такие же табуретки, умывальник с кувшином и ведром и старозаветный чемодан, весь испещренный разноцветными путевыми ярлыками. Стены оклеены отвратительнейшими обоями в синие и желтые полосы; когда на них глядишь, то скашиваются глаза и кружится голова. Профессор сам готовит для себя на спиртовке спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута...
2. Конокрады
Входимость: 17. Размер: 54кб.
Часть текста: реки, в равном расстоянии друг от друга стояли древние, дуплистые ветлы. Короткие прямые ветки топорщились у них кверху, и сами они - низкие, корявые, толстые - походили на приземистых старцев, воздевших к небу тощие руки. Тонким, печальным свистом перекликались кулички. Изредка в воде тяжело бултыхалась крупная рыба. Мошкара дрожала над водой прозрачным, тонким столбом. Козел вдруг приподнял голову с земли и уставился на Василя оторопелым, бессмысленным взглядом. - Ты что сказал? - спросил он невнятно, хриплым голосом. Мальчик ничего не ответил. Он даже не обернулся на старика, а только медленно, с упрямым, скучающим выражением опустил и поднял свои длинные ресницы. - Скоро придут, - продолжал старик, точно разговаривая сам с собой. - Треба, пока что, покурить. Он вяло перевалился на бок и сел на корточки, по-турецки. На обеих руках у него были отрублены все пальцы, за исключением большого на левой руке, но этим единственным пальцем он ловко и быстро набил трубку, придерживая ее культяпкой правой руки о колено, достал из шапки спички и закурил. Сладковатый, похожий сначала запахом на резеду, дымок махорки поплыл синими струйками в воздухе. - Что же, ты сам видел Бузыгу? - как будто нехотя спросил Василь, не отводя глаз от заречной дали. Козел вынул трубку из рта и, нагнувшись на сторону, звучно сплюнул. - А как же? Известно, сам... Ух, отчаянный человяга. Совсем как я в старые годы. Гуляет по целому селу, пья-а-ный-распьяный... как ночь!.. Жидков-музыкантов нанял, те...
3. Поединок (глава 5)
Входимость: 17. Размер: 33кб.
Часть текста: сразу испариной, и точно тысячи иголок закололи его кожу на ногах и на спине. "Конечно! Даже денщики смеются", - подумал он с отчаянием. Тотчас же ему припомнился весь сегодняшний вечер, и в разных словах, в тоне фраз, во взглядах, которыми обменивались хозяева, он сразу увидел много не замеченных им раньше мелочей, которые, как ему теперь казалось, свидетельствовали о небрежности и о насмешке, о нетерпеливом раздражении против надоедливого гостя. - Какой позор, какой позор! - шептал подпоручик, не двигаясь с места. - Дойти до того, что тебя едва терпят, когда ты приходишь... Нет, довольно. Теперь я уж твердо знаю, что довольно! В гостиной у Николаевых потух огонь. "Вот они уже в спальне", - подумал Ромашов и необыкновенно ясно представил себе, как Николаевы, ложась спать, раздеваются друг при друге с привычным равнодушием и бесстыдством давно женатых людей и говорят о нем. Она в одной юбке причесывает перед зеркалом на ночь волосы. Владимир Ефимович сидит в нижнем белье на кровати, снимает сапог и, краснея от усилия, говорит сердито и сонно: "Мне, знаешь, Шурочка, твой Ромашов надоел вот до каких пор. Удивляюсь, чего ты с ним так возишься?" А Шурочка, не выпуская изо рта шпилек и не оборачиваясь, отвечает ему в зеркало недовольным...
4. Прапорщик армейский
Входимость: 17. Размер: 89кб.
Часть текста: Внизу листков стояла подпись: «Кэт», а на некоторых — просто одна буква «К». Не было никакого сомнения, что дневник Лапшина и письма Кэт писаны приблизительно в одно и то же время и относятся к одним и тем же событиям, происходившим лет за двадцать пять до наших дней. Не зная, что сделать со своей находкой, приятель переслал мне ее по почте. Предлагая ее теперь вниманию читателей, я должен оговориться, что мое перо лишь слегка коснулось чужих строчек, исправив немного их грамматику и уничтожив множество манерных знаков вроде кавычек, скобок. 5 сентября. Скука, скука и еще раз скука!.. Неужели вся моя жизнь пройдет так серо, одноцветно, лениво, как она тянется до сих пор? Утром занятия в роте: - Ефименко, что такое часовой? - Часовой — есть лицо неприкосновенное, ваше благородие. - Почему же он лицо неприкосновенное? - Потому, что до его нихто не смие доторкнуться, ваше благородие. - Садись. Ткачук, что такое часовой? - Часовой—есть лицо неприкосновенное, ваше благородие. И так без конца... Потом обед в собрании. Водка, старые анекдоты, скучные разговоры о том, как трудно стало нынче попадать из капитанов в подполковники по линии, длинные споры о втором приеме на изготовку и опять водка. Кому-нибудь попадается в супе мозговая кость — это называется «оказией», и под оказию пьют...
5. С улицы
Входимость: 15. Размер: 76кб.
Часть текста: но люблю людей с образованием и уважаю науку. Поглядев на меня, вы ведь, конечно, не скажете, что сей самый, сидящий перед вами субъект тоже в свое время стоял на хорошей дороге и мог сделать себе имя и карьеру. Но это поистине так. Выражусь символически. Тут есть на Пересыпи один трактирчик, под названием «Ягодка», с правом крепких напитков, самый — извините — вертеп. И в этом трактире висят за буфетом две картины, вроде как бы указание или напоминание, если кто еще в трезвом виде. На одной изображен некий оборванный мужчина, скажем, вроде меня; спит в грязи под забором, и тут же рядом хрюкает свинья. И подписано: «Мог бы быть человек» с восклицательным знаком. А на другой картине написано: «Покупал за наличные, — покупал в кредит», и нарисованы два индивидуума. Один худой, обдерганный, штаны снизу собачки обкусали, схватил себя за голову, и глаза у него наружу вылезли — это который в кредит. А другой сидит к нему задом, этакий, знаете, толстый буржуй с бакенбардами, развалился с сигарой и смеется, а перед ним касса, и вся набита золотыми столбиками. Картины эти — лубочные, дешевка, и я сам по торговой части никогда не занимался, но внимания заслуживают. Потому что это вроде намека на мою собственную жизнь. Ха-ха! Буфетчиком там Вукол Наумыч. Жестокий старик. Я ему раз говорю: «Ты бы, Вукол Наумов, заказал бы еще и третью картину нарисовать. Как будто бы этот...

© 2000- NIV