Cлово "ЛЮБИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЮБЛЮ, ЛЮБИЛ, ЛЮБИТ, ЛЮБИЛИ

1. Юнкера (глава 26)
Входимость: 27.
2. Гранатовый браслет
Входимость: 22.
3. Странный случай
Входимость: 16.
4. Жанета
Входимость: 15.
5. Памяти Чехова
Входимость: 14.
6. Прапорщик армейский
Входимость: 14.
7. Суламифь
Входимость: 13.
8. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 13.
9. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XII
Входимость: 13.
10. Михайлов О.М.: Куприн. Глава четвертая. Пленник славы
Входимость: 13.
11. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 12.
12. Поединок (глава 14)
Входимость: 11.
13. С улицы
Входимость: 11.
14. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 11.
15. Картина
Входимость: 10.
16. Яма (часть 1, глава 6)
Входимость: 10.
17. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. "Зеленый домик"
Входимость: 10.
19. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава I. В ночь после битвы. Части 7-10
Входимость: 9.
20. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIII. Бальмонт
Входимость: 9.
21. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIV. Репин - Куприн
Входимость: 9.
22. Страшная минута
Входимость: 9.
23. Из интервью разных лет
Входимость: 9.
25. Михайлов О.М.: Куприн. Глава вторая. В Петербург, в Петербург!
Входимость: 9.
26. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 9.
27. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 8.
28. Корь
Входимость: 8.
29. Арсеньева Лидия: О Куприне
Входимость: 8.
30. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава III. Куприн
Входимость: 8.
31. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава тринадцатая
Входимость: 8.
32. Ночная фиалка
Входимость: 7.
33. Паустовский К.: Поток жизни
Входимость: 7.
34. Можаров Г. И.: "Молодой Куприн". Воспоминания. 1895-1910
Входимость: 7.
35. Нарцисс
Входимость: 7.
36. Колесо времени (глава 5)
Входимость: 7.
37. Поединок (глава 5)
Входимость: 7.
38. Поединок (глава 9)
Входимость: 7.
39. Леночка
Входимость: 7.
40. Мысли Сапсана о людях, животных, предметах и событиях
Входимость: 7.
41. Погибшая сила
Входимость: 7.
42. Бабурина Т. С.: Самый прелестный уголок около Петербурга
Входимость: 7.
43. Афоризмы А. И. Куприна
Входимость: 7.
44. Река жизни
Входимость: 6.
45. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXXI. На родине
Входимость: 6.
46. Алданов М. А.: Памяти А. И. Куприна
Входимость: 6.
47. Юнкера (глава 13)
Входимость: 6.
48. Бальмонт К. Д.: Горячий цветок
Входимость: 6.
49. Ольга Сур
Входимость: 6.
50. Об Анатолии Дурове
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Юнкера (глава 26)
Входимость: 27. Размер: 33кб.
Часть текста: ловко, послушно и весело и отлично помнят конькобежный темп. Какой-то пожилой, толстый спортсмен, с крошечной круглой шапочкой на голове, воскликнул, сбегая на коньках с деревянной лестницы: - Браво, господин юнкер! Браво, браво, молодцом. Александров с широкой улыбкой приложил правую руку к своей барашковой орленой шапке и подумал не без гордости: «Это еще пустяки. А вот ты лучше погляди на меня в следующий вторник, на Чистых прудах, где я буду без шинели, без этого нелепого штыка, в одном парадном мундире, рука об руку с ней, с Зиночкой Белышевой, самой прекрасной и грациозной барышней в мире...» Так он проминал и упражнял свое тело до глубоких сумерек. Когда уже стало ничего не видно вокруг, тогда, приятно усталый и блаженно расслабленный, он с трудом дошел до дома. Но на другой день, с самого раннего утра, стали давать знать себя последствия неумеренной тренировки, затеянной через большой промежуток пустого времени. Он проснулся с таким чувством, будто его руки, ноги, спина и все тело избиты до синяков. Каждый мускул болел и ныл и не позволял до себя...
2. Гранатовый браслет
Входимость: 22. Размер: 96кб.
Часть текста: в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков,...
3. Странный случай
Входимость: 16. Размер: 19кб.
Часть текста: мой, как вы скучны! Я слышала это от вас, по крайней мере, тысячу раз… — Других вы слушали благосклоннее… — Не старайтесь казаться злым, мой маленький Мопассан. Я к вам гораздо снисходительнее, чем вы заслуживаете… Ай, ай, ай, как вы широко раскрыли глаза! Конечно, я к вам очень добра. Я позволяю вам безнаказанно говорить о вашей любви, не отказываю, когда вы просите поцеловать мою руку, не засыпаю, когда вы читаете вслух ваши новеллы… Неужели этого мало? — Конечно, мало. Вы подали нищему корку хлеба и ставите это себе в заслугу. Вы ведь знаете, Нина Аркадьевна, вы не можете не видеть, как я вас люблю. Ни одна женщина никогда не ошибется в качестве того чувства, которое она внушает мужчине. — Это я тоже слышала от вас. — И вы верите мне? — О, конечно! Я даже не даю себе труда сомневаться в этом. — А я ненавижу вашу холодную иронию. Отчего же, если вы видите, как я мучусь, и если в вашем сердце нет даже искры чувства ко мне, отчего вы не прогоните меня из простой жалости? — Но я вас и не удерживаю. Вы совершенно свободны. Я знаю только, что вы предпочтете мучиться подле меня, чем вдали, и я вам это милостиво разрешаю. — Merci. Вы великодушны. — Как королева? — Нет, как тигрица. — Ого! Мы становимся, кажется, немного дерзки? — Ах, как бы я желал уметь быть дерзким! Тогда, наверно, вы не иронизировали бы так спокойно. — О да, без сомнения, тогда бы наши роли мгновенно переменились. Я бы бросилась вам на грудь, умоляла бы вас о любви, может быть, даже заплакала бы. Но вы, наверно, отвернулись бы от меня с самым убийственным хладнокровием. — Нет, не смейтесь над моими словами, Нина Аркадьевна!...
4. Жанета
Входимость: 15. Размер: 128кб.
Часть текста: глядишь, то скашиваются глаза и кружится голова. Профессор сам готовит для себя на спиртовке спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута пополам с водой. Все еще издали узнают его длинную худую фигуру, его развевающуюся...
5. Памяти Чехова
Входимость: 14. Размер: 64кб.
Часть текста: Он между нами жил... Бывало, в раннем детстве вернешься после долгих летних каникул в пансион. Все серо, казарменно, пахнет свежей масляной краской и мастикой, товарищи грубы, начальство недоброжелательно. Пока день - еще крепишься кое-как, хотя сердце - нет-нет, и сожмется внезапно от тоски. Занимают встречи, поражают перемены в лицах, оглушают шум и движение. Но когда настанет вечер и возня в полутемной спальне уляжется, - о, какая нестерпимая скорбь, какое отчаяние овладевают маленькой душой! Грызешь подушку, подавляя рыдания, шепчешь милые имена и плачешь, плачешь жаркими слезами, и знаешь, что никогда не насытишь ими своего горя. И вот тогда-то понимаешь впервые весь потрясающий ужас двух неумолимых вещей: невозвратимости прошлого и чувства одиночества. Кажется, что сейчас же с радостью отдал бы всю остальную жизнь, перенес бы всяческие мучения за один только день того светлого, прекрасного существования, которое никогда не повторится. Кажется, ловил бы каждое милое, заботливое слово и заключал бы его навсегда в памяти, впивал бы в душу медленно и жадно, капля по капле, каждую ласку. И жестоко терзаешься мыслью, что по небрежности, в суете и потому, что время представлялось...

© 2000- NIV