Cлово "ДОРОГА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОРОГУ, ДОРОГИ, ДОРОГЕ, ДОРОГОЙ

1. Жидкое солнце
Входимость: 27.
2. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIV. Репин - Куприн
Входимость: 20.
4. Белый пудель
Входимость: 19.
5. Молох. Глава XI
Входимость: 15.
6. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXVII. Саша Черный
Входимость: 14.
7. Бобров А.: А. И. Куприн в Даниловском
Входимость: 14.
9. Жанета
Входимость: 13.
10. Черная молния
Входимость: 12.
11. Жидовка
Входимость: 12.
12. Суламифь
Входимость: 12.
14. Ночная смена
Входимость: 12.
15. Олеся (глава 3)
Входимость: 11.
16. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 11.
17. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIX. Шмелев
Входимость: 11.
18. Болото
Входимость: 10.
19. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 10.
20. Морская болезнь
Входимость: 9.
21. Поход
Входимость: 9.
22. Путевые картинки
Входимость: 9.
23. Осенние цветы
Входимость: 9.
24. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 8.
25. Осенние цветы (вариант)
Входимость: 8.
26. Трус
Входимость: 8.
27. На покое
Входимость: 7.
28. Конокрады
Входимость: 7.
29. Ночлег
Входимость: 7.
30. Пегие лошади
Входимость: 7.
31. Прапорщик армейский
Входимость: 7.
32. Дюма-отец
Входимость: 7.
33. Серебряный волк
Входимость: 7.
34. Звезда Соломона. Глава IV
Входимость: 7.
35. Гранатовый браслет
Входимость: 6.
37. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 6.
38. Без заглавия
Входимость: 6.
39. Сказка
Входимость: 6.
41. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XVI. Современники
Входимость: 6.
42. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XX. Эмигрантская пресса
Входимость: 6.
43. Лунной ночью
Входимость: 6.
44. Храбрые беглецы
Входимость: 6.
45. Поединок (глава 5)
Входимость: 6.
48. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XXIII
Входимость: 6.
49. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 6.
50. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава IX. Кавказ
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жидкое солнце
Входимость: 27. Размер: 119кб.
Часть текста: которое называется в простонародье "куриной слепотой", каждый раз своей фактической неоспоримостью вновь заставляют меня верить в то, что я был на самом деле свидетелем самых удивительных вещей в мире. Наконец вовсе уж не бред, и не сон, и не заблуждение те четыреста фунтов стерлингов, что я получаю аккуратно по три раза в год из конторы "Э. Найдстон и сын", Реджент-стрит, 451. Это -пенсия, которую мне великодушно оставил мой учитель и патрон, один из величайших людей во всей человеческой истории, погибший при страшном крушении мексиканской шкуны "Гонзалес". Я окончил математический факультет по отделу физики и химии в Королевском университете в тысяча... Вот, кстати, и опять новое и всегдашнее напоминание о пережитых мною приключениях. Кроме того, что каким-то блоком или цепью мне отхватило во время катастрофы пальцы левой руки, кроме поражения зрительных нервов и прочего, я, .падая в море, получил, не знаю, в какой момент и каким образом, жестокий удар в правую верхнюю часть темени. Этот удар почти не оставил внешних следов, но странно отразился на моей психике: именно на памяти. Я прекрасно припоминаю и восста-новляю воображением слова, лица, местность, звуки и порядок событий, но для меня навеки умерли все цифры и имена собственные, номера домов и телефонов и историческая хронология; выпали бесследно все годы, месяцы и числа, отмечающие этапы моей собственной жизни, улетучились все научные формулы, хотя любую я могу очень легко вывести из простейших последовательным путем, исчезли фамилии и имена всех, кого я знал и знаю, и это...
2. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXIV. Репин - Куприн
Входимость: 20. Размер: 41кб.
Часть текста: берез. Во Франции тоже есть, как диковинка, пять - шесть экземпляров берез, но - увы! - они не пахнут, даже если растереть их зазубренный листик в пальцах и поднести к носу. Эмигрантская жизнь вконец изжевала меня, а отдаленность от Родины приплюснула мой дух к земле. Вы же живете бок о бок с Ней, Ненаглядной, и Ваш привет повеял на меня родным теплом. Нет, не вод мне в Европах!» Куприн в этом письме напоминает о своей давней просьбе. «Что касается „картинки“, то я давно уже примирился с положением: „обещанного три года ждут“. Правда, у меня давно уже и место для нее уготовано в моей рабочей комнате… Да и зачем „картинка“? Так бы что-нибудь: одна карандашная линия и под ней магические две буквы И. и Р.». Репин послал Куприну в подарок свой рисунок «Леший». Посланный через А. Ф. Зеелера, знакомого коллекционера, рисунок застрял в дороге. Не зная об этом, Куприн пишет: (Париж. 1924 г.) «Я Вам долго не писал, считаю, что я очень мнителен. Мне показалось, что Вам стало неприятно, когда я принялся клянчить у Вас какой-нибудь этюдик. Столько людей, - подумал я, - к Вам с этим приставало!.. Ну, слава богу, все хорошо! Если надумаете прислать мне Ваш этюд, то лучше всего это сделать через Юрия Александровича Григорьева, редактора „Н<овой> русской жизни…“ У него всегда может быть оказия в Париж, я ему об этом сейчас напишу. Я теперь надолго-надолго осужден странствовать, подобно Вечному Жиду, по чужим странам и городам, с паспортом в кармане и с чемоданчиком в руках. А в чемоданчике у меня будет кожаная двустворчатая рамка. С одной стороны Ваш этюд, с другой - портрет Толстого с его надписью. Приеду куда-нибудь, разверну, поставлю на стол и скажу: „Здравствуйте, отцы!...
4. Белый пудель
Входимость: 19. Размер: 64кб.
Часть текста: пудель Арто, остриженный наподобие льва. У перекрестков он останавливался и, махая хвостом, вопросительно оглядывался назад. По каким-то ему одному известным признакам он всегда безошибочно узнавал дорогу и, весело болтая мохнатыми ушами, кидался галопом вперед. За собакой шел двенадцатилетний мальчик Сергей, который держал под левым локтем свернутый ковер для акробатических упражнений, а в правой нес тесную и грязную клетку со щеглом, обученным вытаскивать из ящика разноцветные бумажки с предсказаниями на будущую жизнь. Наконец сзади плелся старший член труппы - дедушка Мартын Лодыжкин, с шарманкой на скрюченной спине. Шарманка была старинная, страдавшая хрипотой, кашлем и перенесшая на своем веку не один десяток починок. Играла она две вещи: унылый немецкий вальс Лаунера и галоп из "Путешествий в Китай" - обе бывшие в моде лет тридцать - сорок тому назад, по теперь всеми позабытые. Кроме того, были в шарманке две предательские трубы. У одной - дискантовой - пропал голос; она совсем не играла, и поэтому, когда до нее доходила очередь, то вся музыка начинала как бы заикаться, прихрамывать и спотыкаться. У другой трубы, издававшей низкий звук, не сразу закрывался клапан: раз загудев, она тянула одну и ту же басовую ноту, заглушая и сбивая все другие звуки, до тех пор пока ей вдруг не приходило желание замолчать. Дедушка сам сознавал эти недостатки своей машины и иногда замечал шутливо, но с оттенком тайной грусти: - Что поделаешь?.. Древний орган... простудный... Заиграешь -...
5. Молох. Глава XI
Входимость: 15. Размер: 19кб.
Часть текста: еще не всходило, но небо заметно посветлело, предвещая своим серым, однообразным тоном начало ненастного дня. Бледный, тусклый, однообразный полусвет занимающегося утра, так быстро и неожиданно сменивший яркое сияние электричества, придавал картине общего смятения страшный, удручающий, почти фантастический характер. Человеческие фигуры казались привидениями из какой-то фантастической, бредовой сказки. Измятые бессонной ночью, взволнованные лица были страшны. Обеденный стол, залитый вином и беспорядочно загроможденный посудой, напоминал о каком-то чудовищном, внезапно прерванном пиршестве. Около экипажей суматоха была еще безобразнее: испуганные лошади храпели, взвивались на дыбы и не давались зануздывать; колеса сцеплялись с колесами, и слышался треск ломающихся осей; инженеры выкрикивали по именам своих кучеров, озлобленно ругавшихся между собою. В общем, получалось впечатление того оглушительного хаоса, который бывает только на больших ночных пожарах. Кого-то переехали или, может быть, раздавили. Был слышен вопль. Бобров никак не мог отыскать Митрофана. Раза два или три ему послышалось, будто его кучер отзывается на крик откуда-то из самой середины перепутавшихся экипажей. Но проникнуть туда не было никакой возможности, потому что давка становилась с каждой минутой все сильнее и сильнее. Вдруг в темноте вспыхнул высоко над толпой красным...

© 2000- NIV