Cлово "БЕЛЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БЕЛЫХ, БЕЛЫМИ, БЕЛЫЕ, БЕЛОЙ

1. Морская болезнь
Входимость: 23.
3. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5
Входимость: 17.
4. Суламифь
Входимость: 17.
5. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 16.
6. Трус
Входимость: 15.
7. Кража
Входимость: 14.
8. Белая акация (вариант)
Входимость: 14.
9. Белый пудель
Входимость: 13.
10. Белая акация
Входимость: 13.
11. Жидкое солнце
Входимость: 12.
12. Прапорщик армейский
Входимость: 12.
13. Гамбринус
Входимость: 12.
14. Листригоны. VII. Водолазы
Входимость: 11.
15. Корь
Входимость: 11.
16. Жидовка
Входимость: 11.
17. Белые ночи
Входимость: 11.
18. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXVII. Саша Черный
Входимость: 11.
20. Жанета
Входимость: 11.
21. Белые и пунцовые
Входимость: 11.
22. Изумруд
Входимость: 11.
23. Гранатовый браслет
Входимость: 10.
24. Большой Фонтан
Входимость: 10.
25. Конокрады
Входимость: 10.
26. В цирке
Входимость: 10.
27. Слагаемое (М. Арцыбашев)
Входимость: 10.
28. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 9.
29. Сентиментальный роман
Входимость: 9.
30. Болото
Входимость: 9.
31. Юнкера (глава 17)
Входимость: 9.
32. Мясо
Входимость: 9.
33. Однорукий комендант
Входимость: 9.
34. Колесо времени (глава 10)
Входимость: 9.
35. Рассказы в каплях
Входимость: 8.
36. Ночная смена
Входимость: 8.
37. Поединок (глава 14)
Входимость: 8.
38. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 2
Входимость: 8.
39. Лавры
Входимость: 8.
40. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 8.
41. А. И. Куприн – Гатчина – Эстония – эмиграция
Входимость: 8.
42. Яма (часть 3, глава 8)
Входимость: 7.
43. Купол Св. Исаакия Далматского. XIV. Немножко истории
Входимость: 7.
44. Юнкера (глава 26)
Входимость: 7.
45. Поединок (глава 16)
Входимость: 7.
46. Серебряный волк
Входимость: 7.
47. Светоч царства
Входимость: 7.
48. Как я был актером
Входимость: 7.
49. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 7.
50. В Крыму (Меджид)
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Морская болезнь
Входимость: 23. Размер: 50кб.
Часть текста: голосом, что все внутренности громадного судна задрожали в своей темной глубине. Он ревел нескончаемо долго. Женщины на пароходе, зажав уши ладонями, смеялись, жмурились и наклоняли вниз головы. Разговаривающие кричали, но казалось, что они только шевелят губами и улыбаются. И когда гудок перестал, всем вдруг сделалось так легко и так возбужденно-весело, как это бывает только в последние секунды перед отходом парохода. - Ну, прощайте, товарищ Елена, - сказал Васю-тинский.-Сейчас будут убирать сходни. Иду. - Прощайте, дорогой, - сказала Травина, подавая ему руку. - Спасибо вам за все, за все. В вашем кружке прямо душой возрождаешься. - И вам спасибо, милая. Вы нас разогрели. Мы, знаете, больше теоретики, книгоеды, а вы нас как живой водой вспрыснули. Он, по обыкновению, тряхнул ее руку, точно действовал насосом, больно сжав ей пальцы обручальным кольцом. - А качки вы все-таки не бойтесь, - сказал он. - У Тарханкута вас действительно немного поваляет, но вы ложитесь заранее на койку, и все будет чудесно. Супругу и повелителю поклон. Скажите ему, что все мы с нетерпением ждем его брошюрку. Если здесь не удастся тиснуть, отпечатаем за границей... Соскучились небось? - спросил он, не выпуская ее-руки и с фамильярным ласковым лукавством заглядывая ей в глаза. Елена улыбнулась. - Да. Есть немножко. - То-то. Я уж вижу. Шутка ли, помилуйте - десять дней не видались! Ну, addio, mio carissimo amico'. Всем знакомым ялтинцам привет. Чудесная вы,...
3. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5
Входимость: 17. Размер: 83кб.
Часть текста: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907 Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5 Глава VI. В дали от Родины 1 Резкую черту под всей предыдущей жизнью Куприна подвели события 17 октября 1919 года. В этот день белая армия Юденича захватила Гатчину, где жил тогда Куприн. Как он отнесся к приходу белых? Его поведение было противоречиво. Первым его душевным движением был энергичный протест против жестокости белогвардейцев в отношении жителей Гатчины — и русских, и в особенности евреев. Есть об этом интересное свидетельство М. С. Маргулиеса — автора изданной в Берлине книги «Год интервенции» (1923). Сообщая о том, что офицеры Юденича «усиленно расстреливали евреев», он пишет: «Куприн рассказывает, что его усилиями был предупрежден в Гатчине еврейский погром, который собирались учинить белые» <1> . Уточняя этот факт, сам Куприн в рецензии на книгу Маргулиеса писал, что он действительно составил тогда текст прокламации о недопустимости грабежа населения и насилий над ним, и эта прокламация была по его настоянию подписана генералом Паленом, напечатана в редактируемой Куприным газете и «затем расклеена по столбам» <2> . Много лет спустя жена писателя Елизавета Морицевна подтверждала, что в день захвата Гатчины белыми «по городу был расклеен приказ, написанный Куприным», в котором говорилось, что «погромщики будут подвергнуты серьезному наказанию» <3> . Такова одна сторона жизни и деятельности Куприна в захваченной белыми Гатчине. Но было в поведении писателя и нечто такое, что легло темным пятном на его имя. В штабе армии Юденича было решено создать в Гатчине «прифронтовую...
4. Суламифь
Входимость: 17. Размер: 86кб.
Часть текста: дровосеков из числа тридцати восьми тысяч отправлялись посменно на Ливан, где проводили целый месяц в столь тяжкой работе, что после нее отды али два месяца. Тысячи людей вязали срубленные деревья в плоты, и сотни моряков сплавляли их морем в Иаффу, где их обделывали тиряне, искусные в токарной и столярной работе. Только лишь при возведении пирамид Хефрена, Хуфу и Микерина в Гизехе употреблено было такое несметное количество рабочих. Три тысячи шестьсот приставников надзирали за работами, а над приставниками начальствовал Азария, сын Нафанов, человек жестокий и деятельный, про которого сложился слух, что он никогда не спит, пожираемый огнем внутренней неизлечимой болезни. Все же планы дворца и храма, рисунки колонн, давира и медного моря, чертежи окон, украшения стен и тронов созданы были зодчим Хирамом-Авием из Сидона, сыном медника из рода Нафалимова. Через семь лет, в месяце буле, был завершен храм господень и через тринадцать лет - царский дворец. За кедровые бревна с Ливана, за кипарисные и оливковые доски, за дерево певговое, ситтим и фарсис, за обтесанные и отполированные громадные дорогие камни, за пурпур, багряницу и виссон, шитый золотом, за голубые шерстяные материи, за слоновую кость и красные бараньи кожи, за железо, оникс и множество мрамора, за драгоценные камни, за золотые цепи, венцы, шнурки, щипцы, сетки, лотки, лампады, цветы и светильники, золотые петли к дверям и золотые гвозди, весом в шестьдесят сиклей каждый, за злато-кованные чаши и блюда, за резнЪю'и мозаичные орнаменты, за литые и иссеченные в камне изображения львов, херувимов, волов, пальм и ананасов - подарил Соломон Тирскому царю Хираму, соименнику зодчего, двадцать городов и селений в земле Галилейской, и Хирам нашел этот подарок ничтожным, - с такой неслыханной роскошью были выстроены храм господень и дворец Соломонов и малый дворец в Милло для жены царя, красавицы Астис, дочери египетского фараона Суссакима. Красное же дерево, которое позднее пошло на перила и лестницы...
5. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 16. Размер: 62кб.
Часть текста: суровые латышские стрелки со сталью в глазах, шли остроскулые путиловские рабочие, неловко, но твердо держа винтовки, шли мужики, солдаты в разных, каких попало шинелях и с разным оружием — кто с саблей, кто с винтовкой, кто с огромным револьвером у пояса. Теперь хозяевами того колоссального наследства, что звалось Россией, были они… После переезда Советского правительства во главе с Лениным в Москву жизнь в Питере стала заметно мельче, провинциальной. Огромный имперский город, в который два столетия весь народ вкладывал разум, талант и силу, вместе с утратой статуса столицы невидимо, но неуклонно терял значение и духовного центра. Жизнь непрерывной струйкой вытекала из него. На юге России оказались Аверченко, Волошин, Вертинский, Плевицкая, Тэффи, в Финляндии — Репин, Леонид Андреев, в Швеции — Рахманинов, в Америке — Анна Павлова, в Москву выехали Маяковский, Бунин, А. Толстой… Классовый сдвиг, вызванный Октябрем, непримиримым расколом прошелся по телу России, разорвав, разъяв ее на куски. В Питере множились заговоры, гремели револьверы террористов. Реакция под разными личинами поднимала голову,...

© 2000- NIV