Cлово "ПРОСТАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПРОСТО, ПРОСТОЙ, ПРОСТЫХ, ПРОСТЫЕ, ПРОСТЫМ

1. Памяти Чехова
Входимость: 17.
2. Гранатовый браслет
Входимость: 16.
3. Жанета
Входимость: 16.
4. Прапорщик армейский
Входимость: 15.
5. Жидкое солнце
Входимость: 14.
6. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 14.
7. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 3
Входимость: 13.
8. Как я был актером
Входимость: 13.
9. Гад
Входимость: 12.
10. С улицы
Входимость: 12.
11. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 2
Входимость: 11.
12. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава девятая
Входимость: 10.
13. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 1
Входимость: 10.
14. Богданович А. И.: О г. Куприне и других молодых беллетристах. - Еще о г. Короленке (старая орфография)
Входимость: 10.
15. Яма (часть 1, глава 9)
Входимость: 10.
16. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 10.
17. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. "Зеленый домик"
Входимость: 10.
18. Черная молния
Входимость: 9.
19. Психея
Входимость: 9.
20. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 9.
21. Из интервью разных лет
Входимость: 9.
22. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 3
Входимость: 9.
23. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 9.
24. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 9.
25. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава тринадцатая
Входимость: 9.
26. Макаренко Светлана: Александр Куприн
Входимость: 8.
27. Паустовский К.: Поток жизни
Входимость: 8.
28. Морская болезнь
Входимость: 8.
29. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 8.
30. Яма (часть 2, глава 13)
Входимость: 8.
31. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5
Входимость: 8.
32. Яма (часть 1, глава 8)
Входимость: 8.
33. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 7.
34. Сентиментальный роман
Входимость: 7.
35. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 2
Входимость: 7.
36. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 7.
37. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 2
Входимость: 7.
38. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава I. В ночь после битвы. Части 7-10
Входимость: 7.
39. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 7.
40. Суламифь
Входимость: 7.
41. Черный туман
Входимость: 7.
42. Дружников Юрий: Куприн в дегте и патоке
Входимость: 7.
43. Картина
Входимость: 7.
44. Жрец
Входимость: 7.
45. Михайлов О.М.: Куприн. Глава четвертая. Пленник славы
Входимость: 7.
46. Мелюзга
Входимость: 7.
47. Корь
Входимость: 6.
48. О Джеке Лондоне
Входимость: 6.
49. Поединок (глава 12)
Входимость: 6.
50. Травка
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Памяти Чехова
Входимость: 17. Размер: 64кб.
Часть текста: масляной краской и мастикой, товарищи грубы, начальство недоброжелательно. Пока день - еще крепишься кое-как, хотя сердце - нет-нет, и сожмется внезапно от тоски. Занимают встречи, поражают перемены в лицах, оглушают шум и движение. Но когда настанет вечер и возня в полутемной спальне уляжется, - о, какая нестерпимая скорбь, какое отчаяние овладевают маленькой душой! Грызешь подушку, подавляя рыдания, шепчешь милые имена и плачешь, плачешь жаркими слезами, и знаешь, что никогда не насытишь ими своего горя. И вот тогда-то понимаешь впервые весь потрясающий ужас двух неумолимых вещей: невозвратимости прошлого и чувства одиночества. Кажется, что сейчас же с радостью отдал бы всю остальную жизнь, перенес бы всяческие мучения за один только день того светлого, прекрасного существования, которое никогда не повторится. Кажется, ловил бы каждое милое, заботливое слово и заключал бы его навсегда в памяти, впивал бы в душу медленно и жадно, капля по капле, каждую ласку. И жестоко терзаешься мыслью, что по небрежности, в суете и потому, что время представлялось неисчерпаемым, - ты не воспользовался каждым часом, каждым мгновением, промелькнувшим напрасно. Детские скорби жгучи, но они растают во сне и исчезнут с завтрашним солнцем. Мы, взрослые, не чувствуем их так страстно, но помним дольше и скорбим глубже. Вскоре после похорон Чехова, возвращаясь с панихиды, бывшей на кладбище, один большой писатель сказал простые, но полные значения слова: - Вот похоронили мы его, и уже проходит безнадежная острота этой потери. ...
2. Гранатовый браслет
Входимость: 16. Размер: 96кб.
Часть текста: со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков, бумажек, черепков, коробочек и аптекарских пузырьков. Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем нежданно переменилась. Сразу наступили тихие безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, каких не было даже в июле. На обсохших сжатых полях, на их колючей желтой щетине заблестела слюдяным блеском осенняя паутина....
3. Жанета
Входимость: 16. Размер: 128кб.
Часть текста: в синие и желтые полосы; когда на них глядишь, то скашиваются глаза и кружится голова. Профессор сам готовит для себя на спиртовке спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута пополам с водой. Все еще издали узнают его длинную худую фигуру, его развевающуюся на ходу серую клетчатую размахайку, носившую когда-то, в древние времена, название не то макфарлана, не то пальмерстона, его рыбачью широкую шляпу, насунутую так низко на брови, что...
4. Прапорщик армейский
Входимость: 15. Размер: 89кб.
Часть текста: жестью сундук, битком набитый книгами старинной печати, в которых все «т» похожа на «ш» и от пожелтевших листов которых пахнет плесенью, засохшими цветами, мышами и камфарой. Здесь были: и Эмин, и «Трехлистник», и «Оракул Соломона», и письмовник Курганова, и «Иван Выжигин», и разрозненные томы Марлинского. Между книгами попадались письма и бумаги, большею частью делового характера и совершенно неинтересные. Только одна, довольна толстая пачка, свернутая в серую лавочную бумагу и тщательно обвязанная шнурком, возбудила некоторое любопытство моего приятеля. В ней заключался дневник какого-то пехотного офицера Лапшина и несколько листков прекрасной шершавой бристольской бумаги, украшенной цветами ириса и исписанной мелким женским почерком. Внизу листков стояла подпись: «Кэт», а на некоторых — просто одна буква «К». Не было никакого сомнения, что дневник Лапшина и письма Кэт писаны приблизительно в одно и то же время и относятся к одним и тем же событиям, происходившим лет за двадцать пять до наших дней. Не зная, что сделать со своей находкой, приятель...
5. Жидкое солнце
Входимость: 14. Размер: 119кб.
Часть текста: шести тысяч футов на вершине вулкана Каямбэ в южно-американской республике Эквадор, не прошли в реальной действительной жизни, а были лишь странным фантастическим сном или бредом мгновенного, потрясающего безумия. Но отсутствие четырех пальцев на левой руке, но периодически повторяющиеся головные боли и то поражение зрения, которое называется в простонародье "куриной слепотой", каждый раз своей фактической неоспоримостью вновь заставляют меня верить в то, что я был на самом деле свидетелем самых удивительных вещей в мире. Наконец вовсе уж не бред, и не сон, и не заблуждение те четыреста фунтов стерлингов, что я получаю аккуратно по три раза в год из конторы "Э. Найдстон и сын", Реджент-стрит, 451. Это -пенсия, которую мне великодушно оставил мой учитель и патрон, один из величайших людей во всей человеческой истории, погибший при страшном крушении мексиканской шкуны "Гонзалес". Я окончил математический факультет по отделу физики и химии в Королевском университете в тысяча... Вот, кстати, и опять новое и всегдашнее напоминание о пережитых мною приключениях. Кроме того, что каким-то блоком или цепью мне отхватило во время катастрофы пальцы левой руки, кроме поражения зрительных нервов и прочего, я, .падая в море, получил, не знаю, в какой момент и каким образом, жестокий удар в правую верхнюю часть темени. Этот удар почти не оставил внешних следов, но странно отразился на моей психике: именно на памяти. Я прекрасно припоминаю и восста-новляю воображением слова, лица, местность, звуки и порядок событий, но для меня навеки умерли все цифры и имена собственные, номера домов...

© 2000- NIV