Cлово "ЦВЕТ, ЦВЕТЫ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЦВЕТОВ, ЦВЕТА, ЦВЕТАМИ

1. Звезда Соломона. Глава IV
Входимость: 58.
2. Звезда Соломона. Глава X
Входимость: 54.
3. Звезда Соломона. Глава XI
Входимость: 45.
4. Звезда Соломона. Глава VII
Входимость: 42.
5. Звезда Соломона. Глава IX
Входимость: 39.
6. Звезда Соломона. Глава VIII
Входимость: 34.
7. Звезда Соломона. Глава XII
Входимость: 26.
8. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 3
Входимость: 26.
9. Столетник
Входимость: 22.
10. Звезда Соломона. Глава V
Входимость: 21.
11. Звезда Соломона. Глава III
Входимость: 18.
12. Суламифь
Входимость: 14.
13. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 13.
14. Жанета
Входимость: 11.
15. Звезда Соломона. Глава II
Входимость: 10.
16. Звезда Соломона
Входимость: 9.
17. Сад пречистой девы
Входимость: 9.
18. Звезда Соломона. Глава VI
Входимость: 8.
19. Гранатовый браслет
Входимость: 7.
20. Осенние цветы (вариант)
Входимость: 7.
21. Немножко Финляндии
Входимость: 7.
22. Нарцисс
Входимость: 7.
23. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 7.
24. Из интервью разных лет
Входимость: 7.
25. Осенние цветы
Входимость: 7.
26. Черная молния
Входимость: 6.
27. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5
Входимость: 6.
28. Белый пудель
Входимость: 6.
29. Пунцовая кровь
Входимость: 6.
30. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 6.
31. Белая акация
Входимость: 6.
32. Белые и пунцовые
Входимость: 6.
33. Белая акация (вариант)
Входимость: 6.
34. Сентиментальный роман
Входимость: 5.
36. Большой Фонтан
Входимость: 5.
37. Жидкое солнце
Входимость: 5.
38. Белые ночи
Входимость: 5.
39. Колесо времени (глава 9)
Входимость: 5.
40. Морская болезнь
Входимость: 5.
41. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Сергей Есенин. Работа ладится
Входимость: 5.
42. Ночлег
Входимость: 5.
43. Фиалки
Входимость: 5.
44. Воровский В. В.: Куприн
Входимость: 4.
45. Ночная фиалка
Входимость: 4.
46. Корь
Входимость: 4.
47. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XXX. Мрачные годы
Входимость: 4.
48. Без заглавия
Входимость: 4.
49. Памяти Чехова
Входимость: 4.
50. Гога Веселов
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Звезда Соломона. Глава IV
Входимость: 58. Размер: 29кб.
Часть текста: Глава IV IV Дорога промелькнула необыкновенно быстро. Ни разу еще в своей жизни не путешествовал Цвет с такими широкими удобствами, и никогда не бежало так незаметно для него время. Попадались ему очень любезные спутники — вежливые, внимательные, разговорчивые без навязчивости. Сладко и глубоко спал Цвет две ночи под плавное укачивание пульмановских рессор, а днем любовался из окна на реки, поля, леса и деревни, проходящие мимо и назад, или основательно и с толком закусывал в светлом нарядном вагоне-ресторане, где на блестящих снежных скатертях раскачивали свои яркие головки цветы, а за столами сидели обычные дамы поездов-экспрессов: все, как на подбор, большие, пышнотелые, роскошно одетые, самоуверенные, с громким смехом и французскими словами, — женщины, пахнувшие крепкими, терпкими духами. Для него они были созданиями с другой планеты и возбуждали в нем любопытство, удивление и стеснительное сознание собственной неловкости. Одно только беспокоило и как-то неприятно, пугающе раздражало Цвета в его праздничном путешествии. Стоило ему только хоть на мгновение возвратиться мыслью к конечной цели поездки, к этому далекому имению, свалившемуся на него точно с неба, как тотчас же перед ним вставал энергичный, лукавый ...
2. Звезда Соломона. Глава X
Входимость: 54. Размер: 24кб.
Часть текста: рук и ног, не живет? Разве во сне мы не смеемся, не любим, не испытываем радостей и ужасов, иногда гораздо более сильных, чем в рассеянной действительности? И что такое, если поглядим глубоко, вся жизнь человека и человечества, как не краткий, узорчатый и, вероятно, напрасный сон? Ибо — рождение наше случайно, зыбко наше бытие, и лишь вечный сон непреложен. Цвет наделал целый ряд глупостей. Вечером после скачек, еще томясь стыдом и жалостью от своего выигрыша, он вдруг вспомнил грубый окрик Валдалаева, разозлился задним числом и, по совету возликовавшего Тоффеля, послал хриплому великану вызов на дуэль. Секунданты, драгунский безусый корнет и молодой польский поддельный графчик, привезли согласие Валдалаева и передали даже его подлинные слова. Он сказал сердито: «Я продырявлю этого Цвета так, что от него останется только запах». — И он это может, — прибавил от себя, важно нахмурившись, корнет. — Он бывший ахтырец и знаменитый бретер. — Тен-то може! — уверенно подтвердил граф. А вспыхнувший от нового оскорбления Цвет подумал: «Ну, в таком случае я его убью». На другой день утром они стрелялись за Караваевскими дачами, в рощице, на лужайке. Валдалаев выстрелил первый и промахнулся; пуля лишь слегка задела рукав рубашки Ивана Степановича. Цвет, впервые державший пистолет в руке, стал целиться. Гигант стоял перед ним в половину оборота, в двадцати шагах, нелепо огромный, красноносый, спокойный, с опущенными и растопыренными руками, со слегка наклоненной головой. Правое его ухо, пронизанное солнечным лучом, алело ярким пятном под круглой касторовой шляпой. Остатки гнева, поутихшего за ночь, совсем испарились из души Цвета… «Я прострелю ему ухо», — решил Цвет и слегка надавил на собачку. Но ему стало нестерпимо жалко противника. «Нет, лучше попаду в шляпу». И...
3. Звезда Соломона. Глава XI
Входимость: 45. Размер: 24кб.
Часть текста: лицом театрального светского льва, сказал: — Я вчера вечером перебирал ваш гардероб, барин, и в старом сером костюме, в кармане, нашел вот это… какие-то жетоны или игральные марки… не знаю… Он осторожно поставил на стол круглый маленький поднос, на котором лежали аккуратной горкой штук тридцать квадратных сантиметровых пластинок из слоновой кости. На них были выгравированы и выведены эмалью различные латинские буквы. Цвет взял двумя пальцами одну костяшку и поднес ее к глазам, а поднос слегка отодвинул, сказав небрежно: — Уберите куда-нибудь. Слуга ушел. Цвет рассеянно прихлебывал кофе и время от времени взглядывал на костяной квадратик. Несомненно, он его видел где-то раньше… С ним даже было связано какое-то отдаленное, чрезвычайно важное и загадочное воспоминание. Так же змеисто изгибалось когда-то перед ним изящное старинное начертание этого стройного S… Слабый, еле мерцающий огонек проволочного фонаря тогда освещал его… В глубокой полночной тишине только и слышалось что торопливое тиканье часов, лежавших на столе, а гул, подобный морскому прибою, гудел в ушах Цвета… И тогда-то именно случилось… Но головная боль пронизала винтом его голову и затмила мозг. Положив машинально квадратик в карман, Цвет стал одеваться. Немного времени спустя к нему вошел его личный секретарь, ставленник Тоффеля, низенький и плотный южанин, вертлявый, в черепаховом пенсне, стриженный так низко, что голова его казалась белым шаром, с синими от бритья щеками, губами и подбородком. Он всем распоряжался, всеми понукал, был дерзок, высокомерен и шумлив и, в сущности, ничего не знал, не умел и не делал. Он хлопал Цвета по плечу, по животу и по спине и называл его «дорогой мой»; и только на одного Тоффеля глядел всегда такими же жадными,...
4. Звезда Соломона. Глава VII
Входимость: 42. Размер: 19кб.
Часть текста: или умер кто-нибудь из начальников в округе, ну, а я зла никому не желаю. А второе, — увы мне, чадо мое! — так же для меня невероятно, как сделаться китайским богдыханом. Вам-то я, дорогой господин Цвет, конечно, признаюсь с полным доверием.? Есть тут одна… в Старо дубе… звать Клавдушкой… Поразила она меня в самое сердце. На Рождестве я танцевал с ней и даже успел объясниться. Но — куда! Отец — лесопромышленник, богатеющий человек. Одними деньгами дает за Клавдушкой приданого три тысячи, не считая того, что вещами. Что я ей за партия? Однако мое объяснение приняла благосклонно. Сказала: «Потерпите, может быть, и удастся повлиять на папашу. Подождите, сказала, я вас извещу». Но вот и апрель кончается… Понятное дело, забыла. Девичья память коротка. Эх, завей горе веревочкой. Однако пожелаю счастливого пути… Всего вам наилучшего… Бегу, бегу. Иван Степанович вошел в вагон. Окно в купе было закрыто. Опуская его, Цвет заметил как раз напротив себя, в открытом окне стоявшего встречного поезда, в трех шагах расстояния, очаровательную женскую фигуру. Темный фон сзади нее мягко и рельефно, как на картинке, выделял нарядную весеннюю белую шляпку, с розовыми цветами, светло-серое шелковое пальто, розовое, цветущее, нежное, прелестное лицо и огромный букет свежей, едва распустившейся, только этим утром сорванной сирени, который женщина держала обеими руками. «Как хороша! — подумал Цвет, не сводя с нее восторженных глаз. — Сколько нежности, чистоты, ума, доброты, изящества. Нигде в целом свете нет подобной ей! Есть много красавиц, но она — единственная, ни на кого не похожая, неповторяемая. Ах, она улыбается!»; Правда. Она улыбалась, но только чуть-чуть, одними глазами, и в этой тонкой улыбке было и невинное кокетство, и ласка, и радость своему здоровью и весеннему дню, и молодое проказливое веселье. Она погрузила нос, губы и...
5. Звезда Соломона. Глава IX
Входимость: 39. Размер: 20кб.
Часть текста: писали в газетах. Нечего и говорить о том, что вокруг него сразу, сама собой, образовалась шумная свита друзей, знакомых, прихлебателей, попрошаек, болтунов и увеселителей. И Цвет, вовсе не утеряв в душе присущих ему доброты и скромности, очень быстро научился тяжкому искусству владеть людьми. Ему иногда достаточно бывало медленно, вскользь, поглядеть в глаза зазнавшемуся наглецу или назойливому вымогателю и только слегка подумать: «Не хочу тебя больше видеть!» — как тот мгновенно отодвигался куда-то на задний план, бледнел, линял и навсегда, безвозвратно растворялся, исчезал в пространстве. Один Тоффель упорно возвращался к нему, хотя Цвет очень нередко мысленным приказом прогонял его. Бывало это в те минуты, когда, внезапно обернувшись, Иван Степанович вдруг ловил на себе взгляд ходатая — жадный, умоляющий, гипнотизирующий. «Слово! Назови слово!»; — кричали жалкие и грозные, пустые глаза. Цвет внутренне произносил: «Уйди!»; — и Тоффель весь поникал и удалялся, позорно напоминая умную, нервную, старую собаку, которая после окрика приседает на все четыре лапы, горбит спину, прячет хвост под живот и ползет прочь, оглядываясь назад обиженным, виноватым глазом. Но через день, через час он опять, как ни в чем не бывало, являлся перед Цветом с известием о колоссальной победе на бирже, с портфелем, битком набитым пачками свежих, только что отпечатанных хрустящих ассигнаций, с модным пикантным анекдотом, с предложением шикарного или лестного знакомства, с целым выбором новых развлечений. Он как будто бы беспрестанно стерег Цвета, подобно няньке, ревнивой жене или усердному сыщику. Если бы он мог, он, кажется, подслушивал бы: не пробредит ли Цвет что-нибудь во сне. Может быть, он даже и в самом деле подслушивал, хотя Цвет, прежде чем лечь в постель, всегда собственноручно запирал на ключ все двери в квартире. Каждое желание Ивана Степановича исполнялось почти моментально, точно ему в самом деле послушно...

© 2000- NIV