Cлово "СОЛДАТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СОЛДАТЫ, СОЛДАТА, СОЛДАТАМ, СОЛДАТОМ

1. Ночная смена
Входимость: 43.
2. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 2
Входимость: 36.
3. Поединок (глава 15)
Входимость: 31.
4. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 6-8
Входимость: 24.
5. Последние рыцари
Входимость: 22.
6. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава пятая
Входимость: 21.
7. Поход
Входимость: 20.
8. Дознание
Входимость: 18.
9. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 3. На революционной волне. Страница 2
Входимость: 17.
10. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 17.
11. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 17.
12. Прапорщик армейский
Входимость: 16.
13. Юнкера (глава 30)
Входимость: 16.
14. Гапанович И. И.: Военные рассказы и повести Куприна
Входимость: 15.
15. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 3. На революционной волне. Страница 1
Входимость: 14.
16. Поединок
Входимость: 14.
17. Однорукий комендант
Входимость: 14.
18. Поединок (глава 16)
Входимость: 13.
19. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. "Поединок"
Входимость: 13.
20. Поединок (глава 10)
Входимость: 13.
21. Ночлег
Входимость: 13.
22. Обыск
Входимость: 12.
23. Кража
Входимость: 11.
24. Михайлов О.М.: Куприн. Отступление третье. "Поединок" и русское общество
Входимость: 11.
25. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава VIII. Война
Входимость: 11.
26. В казарме (Первоначальный вариант XI главы "Поединка")
Входимость: 11.
27. В казарме
Входимость: 11.
28. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава I. В ночь после битвы. Части 7-10
Входимость: 10.
29. Бред
Входимость: 10.
31. Поединок (глава 11)
Входимость: 9.
32. Трус
Входимость: 8.
33. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 8.
34. Купол Св. Исаакия Далматского. XVII. Купол Св. Исаакия Далматского
Входимость: 8.
35. Поединок (глава 6)
Входимость: 8.
36. Неизвестный солдат
Входимость: 7.
37. Гранатовый браслет
Входимость: 7.
38. Поединок (глава 2)
Входимость: 7.
39. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 7.
40. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 6.
41. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. Петербург
Входимость: 6.
42. Паустовский К.: Поток жизни
Входимость: 6.
43. События в Севастополе
Входимость: 6.
44. Юнкера
Входимость: 6.
45. Отец Михаил
Входимость: 6.
46. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава шестая
Входимость: 6.
47. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. "Зеленый домик"
Входимость: 6.
48. Дневники и письма
Входимость: 5.
49. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 5.
50. Бескровная
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ночная смена
Входимость: 43. Размер: 49кб.
Часть текста: начальства он обязан рапортовать о благополучии и о всем происшедшем. Меркулов дневалит не в очередь, а в наказание - за то, что в прошедший понедельник, во время подготовительных к стрельбе упражнений, его скатанная шинель была обвязана не ременным трынчиком, который у него украли, а веревочкой. Дневалит он через день вот уже третий раз, и все ему достаются самые тяжелые ночные часы. Меркулов плохой фронтовик. Нельзя сказать, чтобы он был ленив и нестарателен. Просто ему не дается сложное искусство чисто делать ружейные приемы, вытягивать при маршировке вниз носок ноги, "подаваясь всем корпусом вперед", и в должной степени "затаивать дыхание в момент спуска ударника" при стрельбе. Тем не менее он известен за солдата серьезного и обстоятельного: в одежде наблюдает опрятность; сквернословит сравнительно мало; водку пьет только казенную, какую дают по большим праздникам, а в свободное время медленно и добросовестно тачает сапоги, - не более пары в месяц, но зато какие сапоги! - огромные, тяжеловесные, не знающие износа - меркуловские сапоги. Лицо у него шершавое, серое, в один тон с шинелью, с оттенком той грязной бледности, которую придает простым лицам воздух казарм, тюрем и госпиталей. Странное и какое-то неуместное впечатление производят на меркуловском лице выпуклые глаза удивительно нежного и чистого цвета - добрые, детские и до того ясные, что они кажутся сияющими. Губы у Меркулова простодушные, толстые, особенно верхняя, над которой точно прилизан редкий бурый пушок. В казарме гомон. Четыре длинных, сквозных комнаты еле освещены коптящим красноватым светом четырех жестяных ночников, висящих в каждом взводе у стены ручкой на гвоздике. Посередине комнат тянутся в два ряда сплошные нары, покрытые сверху сенниками. Стены выбелены известкой, а снизу выкрашены коричневой масляной краской. Вдоль стен стоят в длинных деревянных стойках красивыми, стройными рядами ружья; над ними висят в рамках олеографии и гравюры, изображающие ...
2. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 2
Входимость: 36. Размер: 53кб.
Часть текста: А вот описание нечеловеческого труда шахтера у Серафимовича: «Шагах в трех от меня рабочий врубался в каменноугольную массу, отделяя ее от пола. Он лежал на левом боку и частью на спине и, держась обеими руками за длинную рукоять особенно удлиненного топора, с усилием взмахивал им над самым полом, болезненно содрогаясь всем телом от крайне неловкого положения и усилий попадать в одно и то же место; голова тянулась за ударами, и ноги судорожно подергивались, шурша по мокрому полу мелким углем. И каждый раз, как кайло глубоко и с силой врубалось снизу в узкую расщелину, отделяя угольный пласт от каменного пола, брызги осколков с шумом вырывались оттуда, с ног до головы обдавая забойщика». <18> И Куприн и Серафимович с болью пишут о последствиях непосильного труда, о том, как шахтеры, на короткое время вырываясь из ада шахты, пытаются забыться в пьяном чаду, об ожесточении и грубости, порожденных беспросветной жизнью. Оба пишут о трагической судьбе малолетних, втянутых в колесо жесточайшей эксплуатации («В недрах земли» Куприна и «Маленький шахтер» Серафимовича). Оба писателя стремятся вместе с тем выявить все доброе, сильное, талантливое в характере русского трудового человека — все то, что уродуется, искажается эксплуататорским строем. Так, в очерке Куприна «В недрах земли» нарисован мальчуган Васька Ломакин, спасающий жизнь шахтера Ваньки Грека. Юный шахтер и спасенный им рабочий на всю жизнь связаны «крепкими и нежными узами». Известное сходство очерков двух художников, вообще-то столь непохожих друг на друга по творческой манере и ...
3. Поединок (глава 15)
Входимость: 31. Размер: 39кб.
Часть текста: были жить в лагерное время около своих рот в деревянных бараках, но Ромашов остался на городской квартире, потому что офицерское помещение шестой роты пришло в страшную ветхость и грозило разрушением, а на ремонт его не оказывалось нужных сумм. Приходилось делать в день лишних четыре конца: на утреннее ученье, потом обратно в собрание - на обед, затем на вечернее ученье и после него снова в город. Это раздражало и утомляло Ромашова. За первые полмесяца лагерей он похудел, почернел и глаза у него ввалились. Впрочем, и всем приходилось нелегко: и офицерам и солдатам. Готовились к майскому смотру и не знали ни пощады, на устали. Ротные командиры морили свои роты по два и по три лишних часа на плацу. Во время учений со всех сторон, изо всех рот и взводов слышались беспрерывно звуки пощечин. Часто издали, шагов за двести, Ромашов наблюдал, как какой-нибудь рассвирепевший ротный принимался хлестать всех своих солдат поочередно, от левого до правого фланга. Сначала беззвучный взмах руки и - только спустя секунду - сухой треск удара, и опять, и опять, и опять... В этом было много жуткого и омерзительного. Унтер-офицеры жестоко били своих подчиненных за ничтожную ошибку в словесности, за потерянную ногу при маршировке, - били в кровь, выбивали зубы, разбивали ударами по уху барабанные перепонки, валили кулаками на землю. Никому не приходило в голову жаловаться; наступил какой-то общий чудовищный, зловещий кошмар; какой-то нелепый гипноз овладел полком. И все это...
4. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 6-8
Входимость: 24. Размер: 59кб.
Часть текста: за окончание «Юнкеров» и что осенью текущего года намерен выпустить эту повесть в свет. Куприн пояснял: «Вспоминаю юнкерские годы, традиции нашей военной школы, типы воспитателей и учителей. И помнится много хорошего...» <71> . В том же году осенью, беседуя о «Юнкерах», писатель сказал, что теперь его ближайшей работой является завершение повести <72> . Была ли тогда полностью окончена повесть, неизвестно. Никаких упоминаний на этот счет нет ни в частично сохранившейся переписке Куприна за те годы, ни в заметках репортеров, ни в статьях близко знакомого с ним критика А. Измайлова. Намерение писателя издать «Юнкеров» осенью шестнадцатого года осуществлено не было: в канун и в период революции и гражданской войны не появлялось в газетах каких-либо отрывков из этого произведения. Рукопись «Юнкеров», оставленная автором в Гатчине, не обнаружена и, вероятно, погибла вместе с архивом писателя. Должно быть, Куприн вернулся к теме «Юнкеров» в первые же месяцы своей эмигрантской жизни в Финляндии. Так думать позволяет письмо Куприна к И. Е. Репину от 29 февраля 1920 года. Там есть следующие строки: «И еще просьба: нет ли у Вас случайно адреса Monsieur Denis Roches?. Помните, французский писатель и интересан русской жизни, переводчик Лескова и автор статьи о П. И. Шмелькове. Если есть, попрошу не отказать сообщить» <73> . Зачем Куприну понадобилась книга Дени Роша о Шмелькове? В «Юнкерах» сказано про...
5. Последние рыцари
Входимость: 22. Размер: 28кб.
Часть текста: полк. За два года такой опалы Тулубеев, от нечего делать, отлично подготовился к экзамену для поступления в Академию генерального штаба и, после помилования, безукоризненно выдержал его. У него хватило терпения блестяще окончить оба академических курса, ибо по натуре своей был он человеком, не любившим больше всего недоделанных дел, но, получивши почетный диплом, он тотчас же запросился назад, в свой возлюбленный Липецкий драгунский полк. Напрасно милый генерал Леер, тогдашний начальник академии, всеми силами старался убедить Тулубеева не оставлять работы и службы в генеральном штабе, обещав ему высокую карьеру. Тулубеев сердечно благодарил добрейшего генерала, но отвечал постоянно: - Кланяюсь вам земно, ваше превосходительство, и всегда буду помнить вашу науку, но что же я могу поделать с собою, если меня, как в родной дом, тянет в мой Липецкий драгунский полк с его амарантовым ментиком и коричневыми чикчирами. Вот запоют господа офицеры "Журавля" и как дойдут до нашего полка: Кто в атаке злы, как гунны? Это - липецки драгуны, - так сердце и затрепещет. Кажется, если бы умел, то заплакал бы. Явившись в полк, Тулубеев первым долгом доложил начальству о том, что он отнюдь не намерен пользоваться той привилегией молодых академиков, которая давала им право на внеочередное получение следующего чина, в ущерб всем обер-офицерам. Такие великодушные отказы бывали необыкновенной диковинностью в армии (если они вообще когда-нибудь бывали), и господа офицеры с удвоенным удовольствием оценили великодушную справедливость Тулубеева, не позволившего себе сесть на спины товарищей, и почтили его в собрании разливанным банкетом, на котором он не без юмора говорил об академии и о причинах...

© 2000- NIV