Cлово "ПЕРЕД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕРЕДАМ, ПЕРЕДОМ

1. Гранатовый браслет
Входимость: 20.
2. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 17.
3. Суламифь
Входимость: 16.
4. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 2. В среде демократических писателей
Входимость: 15.
5. Корь
Входимость: 14.
6. Пунцовая кровь
Входимость: 14.
7. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 2
Входимость: 13.
8. Как я был актером
Входимость: 13.
9. Жанета
Входимость: 13.
10. В цирке
Входимость: 13.
11. Река жизни
Входимость: 12.
12. Жидкое солнце
Входимость: 12.
13. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 3
Входимость: 12.
14. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава пятая
Входимость: 12.
15. Страшная минута
Входимость: 12.
16. Вержбицкий Н.К.: Встречи. С Фритьофом Нансеном по Армении
Входимость: 12.
17. Штабс-капитан Рыбников
Входимость: 11.
18. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 3
Входимость: 11.
19. Лесная глушь
Входимость: 11.
20. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 3
Входимость: 11.
21. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Художник за работой
Входимость: 11.
22. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 6. После октября
Входимость: 11.
23. Михайлов О.М.: Куприн. Глава вторая. В Петербург, в Петербург!
Входимость: 11.
24. Белый пудель
Входимость: 10.
25. Первый встречный
Входимость: 10.
26. Психея
Входимость: 10.
27. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 10.
28. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 1-5
Входимость: 10.
29. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 4
Входимость: 10.
30. К славе
Входимость: 10.
31. Погибшая сила
Входимость: 10.
32. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 9.
33. С улицы
Входимость: 9.
34. Звезда Соломона. Глава X
Входимость: 9.
35. Обида
Входимость: 9.
36. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 1
Входимость: 9.
37. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава I. В ночь после битвы. Части 1-3
Входимость: 9.
38. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 1. Ранний период. Страница 1
Входимость: 8.
39. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 2
Входимость: 8.
40. Система
Входимость: 8.
41. Юнкера (глава 7)
Входимость: 8.
42. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 8.
43. Дружников Юрий: Куприн в дегте и патоке
Входимость: 8.
44. Конокрады
Входимость: 8.
45. Ночлег
Входимость: 8.
46. Прапорщик армейский
Входимость: 8.
47. Звезда Соломона. Глава XI
Входимость: 7.
48. Юнкера (глава 26)
Входимость: 7.
49. На покое
Входимость: 7.
50. Морская болезнь
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Гранатовый браслет
Входимость: 20. Размер: 96кб.
Часть текста: дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи. То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков, бумажек, черепков, коробочек и аптекарских пузырьков....
2. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава IV. Писатель и война
Входимость: 17. Размер: 86кб.
Часть текста: войне была заполнена буржуазная пресса всех идеологических оттенков и политических направлений. Публицисты и философы, декадентствующие поэты, прозаики и драматурги, не так давно увлекавшиеся «проблемами пола» или напускавшие на читателя туман мистики и мрачного пессимизма, теперь, в дни войны, вслед за официальными лицами усердно выискивали «формулу оправдания» кровавой бойни, в которой повинен был и русский царизм, наперебой старались разжечь в народе «патриотические чувства». Дело изображалось так, будто виновницей всех бед является только кайзеровская Германия, первая напавшая на Россию, чтобы поработить ее народ и унизить достоинство русской нации, а война со стороны царской России есть война оборонительная, направленная на защиту «отечества, нации и государства», война в интересах всего народа. Именно так и писалось: «Нынешняя война с самых первых ее дней есть в нашем сознании война народа. Войну ведет не русское правительство, не русское войско,— ее ведет страна» <1> . Исходя из этого тезиса, буржуазные публицисты, вроде М. Гершензона, громко взывали к необходимости сплотиться вокруг трона, забыть «вражду партий, корысть сословий, оппозицию власти...» <2> . Возрождались обветшалые славяно-фильские идеи «мессианской роли» России в отношении «единоверных и единокровных братьев-славян», которых, дескать, надо защищать от угрозы «тевтонского порабощения», чем и было, якобы, озабочено правительство и армия «белогоцаря». В пропаганде реакционных идей усердствовали не только испытанные, «маститые» ренегаты типа В. Розанова, П. Струве, Булгакова или Гершензона. «Ударился в политику» и Леонид Андреев, обронивший тогда свой афоризм: «Война — во спасение» <3> . Андреев стал в изобилии сочинять казенно шовинистические статьи, беллетристику и пьесы, а уж заодно принял и редакторство сразу трех...
3. Суламифь
Входимость: 16. Размер: 86кб.
Часть текста: твоей: зане крепка яко смерть любовь, жестока яко смерть ревность: стрелы ее - стрелы огненные. Песнь песней. Царь Соломон не достиг еще среднего возраста - сорока пяти лет, - а слава о его мудрости и красоте, о великолепии его жизни и пышности его двора распространилась далеко за пределами Палестины. В Ассирии и Финикии, в Верхнем и Нижнем Египте, от древней Тавризы до Йемена и от Исмара до Перееполя, на побережье Черного моря и на островах Средиземного- с удивлением произносили его имя, потому что не было подобного ему между царями во все дни его. В 480 году по исшествии Израиля, в четвертый год своего царствования, в месяце зифе, предпринял царь сооружение великого храма господня на горе Мориа и постройку дворца в Иерусалиме. Восемьдесят тысяч каменотесов и семьдесят тысяч носильщиков беспрерывно работали в горах и в предместьях города, а десять тысяч дровосеков из числа тридцати восьми тысяч отправлялись посменно на Ливан, где проводили целый месяц в столь тяжкой работе, что после нее отды али два месяца. Тысячи людей вязали срубленные деревья в плоты, и сотни моряков сплавляли их морем в Иаффу, где их обделывали тиряне, искусные в токарной и столярной работе. Только лишь при возведении пирамид Хефрена, Хуфу и Микерина в Гизехе употреблено было такое несметное количество рабочих. Три тысячи шестьсот приставников надзирали за работами, а над приставниками начальствовал Азария, сын Нафанов, человек жестокий и деятельный, про которого сложился слух, что он никогда не спит, пожираемый огнем внутренней неизлечимой болезни. Все же планы дворца и храма, рисунки колонн, давира и медного моря, чертежи окон, украшения стен и тронов созданы были зодчим Хирамом-Авием из Сидона, сыном медника из рода...
4. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 2. В среде демократических писателей
Входимость: 15. Размер: 91кб.
Часть текста: автора «Молоха» и «Олеси» и талантливых рассказов становится известным в широких кругах писателей и читателей. Новый период в литературной деятельности Куприна совпадает с началом предреволюционного подъема, многое определившего в его творчестве. В эти годы Куприн живо ощущает потребность общения с передовыми литературными силами — и для совершенствования своего мастерства и для расширения своего идейного кругозора. Он стремится установить личный контакт с Л. Н. Толстым, А. П. Чеховым, с А. М. Горьким, чья звезда уже высоко взошла на литературном небосклоне. Чехову, с которым Куприн познакомился в 1899 году, импонировали наблюдательность Куприна, его умение честно и смело писать о социальном зле. Поэтому Чехов принял горячее участие в судьбе Куприна. Начиная с 1901 года они неоднократно встречаются и регулярно переписываются. В письмах они обмениваются мыслями о работе Московского Художественного театра и постановках пьес Чехова, о проектируемом Куприным издании своей первой книги рассказов. Переписка свидетельствует о том, как растет интерес обоих писателей к политическим событиям, начинающим потрясать страну. В одном из писем Куприн в сочувственных тонах сообщает Чехову о студенческих волнениях, с возмущением пишет о произволе царских сатрапов, запретивших празднование в Петербурге двухсотлетия русской печати. Однако главное в этой переписке — литературная тема. Куприн обращается к гениальному писателю с вопросами, и тот дает ему...
5. Корь
Входимость: 14. Размер: 53кб.
Часть текста: кочнями морской капусты. Воскресенский взбирался легко, шагая редко и широко своими длинными мускулистыми ногами. Но тучный доктор, покрывший голову, вместо шляпы, мокрым полотенцем, изнемогал от зноя и одышки. Наконец он совсем остановился, держась за сердце, тяжело дыша и мотая головой. — Фу! Не могу больше… Хоть снова полезай в воду… Постоим минутку… Они остановились на плоском закруглении между двумя коленами дорожки, и оба повернулись лицом к морю. Взбудораженное ветром, местами освещенное солнцем, местами затененное облаками, — оно все пестрело разноцветными заплатами. У берега широко белела пена, тая на песке кисейным кружевом, дальше шла грязная лента светло-шоколадного цвета, еще дальше — жидкая зеленая полоса, вся сморщенная, вся изборожденная гребнями волн, и, наконец, — могучая, спокойная синева глубокого моря с неправдоподобными яркими пятнами, то густо-фиолетовыми, то нежно-малахитовыми, с неожиданными блестящими кусками, похожими на лед, занесенный снегом. И вся эта живая мозаика казалась опоясанной у горизонта черной, спокойной, неподвижной лентой безбрежной дали. — А все-таки здорово как! — сказал доктор. — Красота ведь, а? Он протянул вперед короткую руку с толстенькими, как у младенца, пальцами и широко, по-театральному, черкнул ею по морю. — Да… ничего, — равнодушно ответил Воскресенский и зевнул...

© 2000- NIV