Cлово "МЕСТО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МЕСТЕ, МЕСТА, МЕСТАХ, МЕСТУ

1. Лесная глушь
Входимость: 21.
2. Жидкое солнце
Входимость: 16.
3. Морская болезнь
Входимость: 15.
4. Жанета
Входимость: 15.
5. С улицы
Входимость: 14.
6. Прапорщик армейский
Входимость: 14.
7. Гранатовый браслет
Входимость: 13.
8. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 3
Входимость: 13.
9. Берков П.: Александр Иванович Куприн. Глава пятая
Входимость: 13.
10. Дюма-отец
Входимость: 13.
11. Пунцовая кровь
Входимость: 12.
12. Паустовский К.: Поток жизни
Входимость: 11.
13. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 11.
14. На переломе (Кадеты), глава 6
Входимость: 11.
15. Белый пудель
Входимость: 10.
16. На покое
Входимость: 10.
17. Поход
Входимость: 10.
18. К славе
Входимость: 10.
19. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава VI. В дали от Родины. Части 6-8
Входимость: 9.
20. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 9.
21. Ночная смена
Входимость: 9.
22. Вержбицкий Н.К.: Встречи. С Фритьофом Нансеном по Армении
Входимость: 9.
23. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава III. К новому подъему
Входимость: 8.
24. Михайлов О.М.: Куприн. Глава третья. "Поединок"
Входимость: 8.
25. Лунной ночью
Входимость: 8.
26. Чудесный доктор
Входимость: 8.
27. Обида
Входимость: 8.
28. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 1
Входимость: 8.
29. Болото
Входимость: 8.
30. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава I. В ночь после битвы. Части 1-3
Входимость: 8.
31. Трус
Входимость: 8.
32. Яма (часть 3, глава 3)
Входимость: 7.
33. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 4. Верность гуманизму. Страница 2
Входимость: 7.
34. Куприн А. И., М. Н. Киселёв: Грань столетия
Входимость: 7.
35. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 7.
36. Конокрады
Входимость: 7.
37. Михайлов О.М.: Куприн. Глава пятая. Зеленый домик
Входимость: 7.
38. Молох. Глава X
Входимость: 7.
39. Скворцы
Входимость: 7.
40. Памяти Чехова
Входимость: 7.
41. Святая ложь
Входимость: 7.
42. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 7.
43. Гамбринус
Входимость: 7.
44. Над землей
Входимость: 7.
45. Юзовский завод
Входимость: 6.
46. Ночная фиалка
Входимость: 6.
47. Светоч царства
Входимость: 6.
48. Как я был актером
Входимость: 6.
49. Суламифь
Входимость: 6.
50. Просительница
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лесная глушь
Входимость: 21. Размер: 62кб.
Часть текста: что-то про «злодиев» и «бисовых сынов». Сегодня мы разложим в лесу костер и около него вздремнем часа три-четыре, до той поры, когда начнет чуть-чуть брезжить рассвет. К заре мы уже должны быть в «будках», чтобы не прозевать первого тетеревиного тока. Сотский Кирила и Талимон — мои всегдашние спутники по охоте. Кирила — высокий, костлявый и весь какой-то развинченный мужик. У него худое, желтое лицо, впалые щеки, плохо выбритый острый подбородок и огромный лоб, по обе стороны которого падают прямые, длинные волосы; в общем, его голова напоминает голову опереточного математика или астронома. На нем надет поверх кожуха войлочный «латун», уже старенький, но чистый и франтоватый, — правая сторона у латуна коричневая, а левая — серая, и все швы оторочены красным шнурком. Баранью шапку, отправляясь на охоту, Кирила надевает набекрень так, что она закрывает ему один глаз, и тогда вся деревня знает, что «сотник иде на пановку». Кирила служил «в москалях», был под Плевной и получил Георгиевский крест, — за что получил? — добиться от него толком невозможно. Из его же собственного рассказа выходит только, что «як турци нас забрали в плин, то разом узяли с нами и майора Птицына, а потом, як мы вси стали утекать, то майора Птицына турци забили геть до смерти…». В настоящее время он уже десятый год подряд служит по выборам сотским, получает за это восемь рублей в год, исполняет свои обязанности с неугасаемым «административным восторгом» и в душе чрезмерно преувеличивает размеры облекающей его власти. Арестанты из его села отправляются до следующего этапа не иначе, как со связанными назад руками, между которыми продета длинная веревка; за каждый из концов этой веревки держатся конвоирующие двое мужиков, что придает всей процессии внушительный и комический вид. Сотский...
2. Жидкое солнце
Входимость: 16. Размер: 119кб.
Часть текста: вновь заставляют меня верить в то, что я был на самом деле свидетелем самых удивительных вещей в мире. Наконец вовсе уж не бред, и не сон, и не заблуждение те четыреста фунтов стерлингов, что я получаю аккуратно по три раза в год из конторы "Э. Найдстон и сын", Реджент-стрит, 451. Это -пенсия, которую мне великодушно оставил мой учитель и патрон, один из величайших людей во всей человеческой истории, погибший при страшном крушении мексиканской шкуны "Гонзалес". Я окончил математический факультет по отделу физики и химии в Королевском университете в тысяча... Вот, кстати, и опять новое и всегдашнее напоминание о пережитых мною приключениях. Кроме того, что каким-то блоком или цепью мне отхватило во время катастрофы пальцы левой руки, кроме поражения зрительных нервов и прочего, я, .падая в море, получил, не знаю, в какой момент и каким образом, жестокий удар в правую верхнюю часть темени. Этот удар почти не оставил внешних следов, но странно отразился на моей психике: именно на памяти. Я прекрасно припоминаю и восста-новляю воображением слова, лица, местность, звуки и порядок событий, но для меня навеки умерли все цифры и имена собственные, номера домов и телефонов и историческая хронология; выпали бесследно все годы, месяцы и числа, отмечающие этапы моей собственной жизни, улетучились все научные формулы, хотя любую я могу очень легко вывести из простейших последовательным путем, исчезли фамилии и имена всех, кого я знал и знаю, и это обстоятельство для меня очень мучительно. К сожалению, я не вел тогда дневника, но две-три уцелевшие записные книжки и кое-какие...
3. Морская болезнь
Входимость: 15. Размер: 50кб.
Часть текста: судна задрожали в своей темной глубине. Он ревел нескончаемо долго. Женщины на пароходе, зажав уши ладонями, смеялись, жмурились и наклоняли вниз головы. Разговаривающие кричали, но казалось, что они только шевелят губами и улыбаются. И когда гудок перестал, всем вдруг сделалось так легко и так возбужденно-весело, как это бывает только в последние секунды перед отходом парохода. - Ну, прощайте, товарищ Елена, - сказал Васю-тинский.-Сейчас будут убирать сходни. Иду. - Прощайте, дорогой, - сказала Травина, подавая ему руку. - Спасибо вам за все, за все. В вашем кружке прямо душой возрождаешься. - И вам спасибо, милая. Вы нас разогрели. Мы, знаете, больше теоретики, книгоеды, а вы нас как живой водой вспрыснули. Он, по обыкновению, тряхнул ее руку, точно действовал насосом, больно сжав ей пальцы обручальным кольцом. - А качки вы все-таки не бойтесь, - сказал он. - У Тарханкута вас действительно немного поваляет, но вы ложитесь заранее на койку, и все будет чудесно. Супругу и повелителю поклон. Скажите ему, что все мы с нетерпением ждем его брошюрку. Если здесь не удастся тиснуть, отпечатаем за границей... Соскучились небось? - спросил он, не выпуская ее-руки и с фамильярным ласковым лукавством заглядывая ей в глаза. Елена улыбнулась. - Да. Есть немножко. - То-то. Я уж вижу. Шутка ли, помилуйте - ...
4. Жанета
Входимость: 15. Размер: 128кб.
Часть текста: некрашеный стол, две такие же табуретки, умывальник с кувшином и ведром и старозаветный чемодан, весь испещренный разноцветными путевыми ярлыками. Стены оклеены отвратительнейшими обоями в синие и желтые полосы; когда на них глядишь, то скашиваются глаза и кружится голова. Профессор сам готовит для себя на спиртовке спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута пополам с водой. Все еще издали узнают его длинную худую фигуру, его развевающуюся на ходу серую клетчатую размахайку, носившую когда-то, в древние времена, название не то макфарлана, не то пальмерстона, его рыбачью широкую шляпу, насунутую так низко на брови, что из ее спущенных вокруг полей торчат спереди лишь конец крупного мясистого носа и...
5. С улицы
Входимость: 14. Размер: 76кб.
Часть текста: алкоголизма, плохого питания, истощения и дурных болезней». Перед этим меня трое профессоров осматривали, и они то же самое сказали в один голос. Я тогда же эти слова занес себе в записную книжку. Потому что, должен признаться: я хоть и потерял облик и подобие интеллигентного человека, но люблю людей с образованием и уважаю науку. Поглядев на меня, вы ведь, конечно, не скажете, что сей самый, сидящий перед вами субъект тоже в свое время стоял на хорошей дороге и мог сделать себе имя и карьеру. Но это поистине так. Выражусь символически. Тут есть на Пересыпи один трактирчик, под названием «Ягодка», с правом крепких напитков, самый — извините — вертеп. И в этом трактире висят за буфетом две картины, вроде как бы указание или напоминание, если кто еще в трезвом виде. На одной изображен некий оборванный мужчина, скажем, вроде меня; спит в грязи под забором, и тут же рядом хрюкает свинья. И подписано: «Мог бы быть человек» с восклицательным знаком. А на другой картине написано: «Покупал за наличные, — покупал в кредит», и нарисованы два индивидуума. Один худой, обдерганный, штаны снизу собачки обкусали, схватил себя за голову, и глаза у него наружу вылезли — это который в кредит. А другой сидит к нему задом, этакий, знаете, толстый буржуй с бакенбардами, развалился с сигарой и смеется, а перед ним касса, и вся набита золотыми столбиками. Картины эти — лубочные, дешевка, и я сам по торговой части никогда не занимался, но внимания заслуживают. Потому что это вроде намека на мою собственную жизнь. Ха-ха! Буфетчиком там Вукол Наумыч. Жестокий старик. Я ему раз говорю: «Ты бы, Вукол Наумов, заказал бы еще и третью картину нарисовать. Как будто бы этот общипанный схватил этого самого банкира одной рукой...

© 2000- NIV