Cлово "ДОМ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОМУ, ДОМОВ, ДОМА, ДОМЕ

1. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 29.
2. Бобров А.: А. И. Куприн в Даниловском
Входимость: 27.
3. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 25.
4. Жанета
Входимость: 23.
5. Гранатовый браслет
Входимость: 20.
6. Кулешов Ф.И.: Творческий путь А. И. Куприна. 1883—1907. Глава II. Неосуществленное — "Яма"
Входимость: 19.
7. Суламифь
Входимость: 17.
8. Палач
Входимость: 17.
9. Яма (часть 2, глава 15)
Входимость: 16.
10. Бабурина Т. С.: Самый прелестный уголок около Петербурга
Входимость: 16.
11. Можаров Г. И.: "Молодой Куприн". Воспоминания. 1895-1910
Входимость: 15.
12. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Наставники жизни и творчества
Входимость: 15.
13. А. И. Куприн – Гатчина – Эстония – эмиграция
Входимость: 15.
14. Волков А.А.: Творчество А. И. Куприна. Глава 5. Накануне бури. Страница 2
Входимость: 14.
15. Михайлов О.М.: Куприн. Глава седьмая. "Мне нужно все родное…"
Входимость: 14.
16. Тапер
Входимость: 13.
17. Михайлов О.М.: Куприн. Глава четвертая. Пленник славы
Входимость: 13.
18. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XII
Входимость: 13.
19. Алешин Андрей: Гатчинские пенаты Александра Куприна
Входимость: 12.
20. Ночная фиалка
Входимость: 12.
21. Судьба
Входимость: 12.
22. Бедный принц
Входимость: 12.
23. Тришина А. А.: Александр Куприн в Гатчине
Входимость: 12.
24. С улицы
Входимость: 12.
26. Яма (часть 3, глава 6)
Входимость: 11.
27. Лазурные берега (сборник путевых очерков). Глава XIV. Бастиа
Входимость: 11.
28. Лилин В.: Александр Иванович Куприн. Казенный мальчик
Входимость: 11.
29. Звезда Соломона. Глава IV
Входимость: 11.
30. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава VI. Детство
Входимость: 11.
31. Макаренко Светлана: Александр Куприн
Входимость: 10.
32. Жидкое солнце
Входимость: 10.
33. Яма (часть 1, глава 5)
Входимость: 10.
34. Михайлов О.М.: Куприн. Глава вторая. В Петербург, в Петербург!
Входимость: 10.
35. Куприна-Иорданская М. К.: Годы молодости. Часть первая. Глава XXXVIII
Входимость: 10.
36. Дружников Юрий: Куприн в дегте и патоке
Входимость: 10.
37. Михайлов О.М.: Куприн. Глава шестая. Росстани
Входимость: 10.
38. Дом - музей А. И. Куприна (с. Наровчат, Пензенская область)
Входимость: 10.
40. Яма (часть 3, глава 3)
Входимость: 9.
41. Маски
Входимость: 9.
42. Белый пудель
Входимость: 9.
44. Слон
Входимость: 9.
45. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава III. Куприн
Входимость: 9.
46. Колесо времени (глава 9)
Входимость: 9.
48. Вержбицкий Н.К.: Встречи. Встречи с Куприным. Возвращение
Входимость: 9.
49. Купол Св. Исаакия Далматского. VI. "Дома ль маменька твоя"
Входимость: 9.
50. Куприна Ксения: Куприн - мой отец. Глава XIII. 1919 год
Входимость: 9.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Рахиль (Киносценарий)
Входимость: 29. Размер: 29кб.
Часть текста: в стороне. Уходит на холм собирать цветы. Плетет венок. Симеон за нею. Надевает на него венок. Зацепила платье за сук. Симеон помогает ей распутать. Платье разорвано. Общее горе. Симеон: «Я скажу, что это я». Приходят домой. Симеона прогоняют. Лия хочет бить Рахиль. Вступается Лаван. Старшая сестра, Лия, домовитая, злая и работящая, часто бранила и била ее. Братья тоже были недружелюбны. Не любили ее и девушки племени, так же как старики и старухи. Была она для них чужая, точно пришелица из неведомых стран. Одевалась иначе. Иные лицо, походка, жесты. Один патриарх, Лаван, отец странной девочки, заступался за нее. Кроме того, был у нее двоюродный брат, мальчик Симеон, сверстник ее, с которым иногда она играла Была она худа и некрасива. Но вот из детского нежного возраста перешла она в пору девичества и, как это бывает с девушками, сразу, точно в одну ночь, расцвела и похорошела (показать ее идущей с кувшином на плече). И стала она любезной и желанной в глазах всех юношей и мужей Хоррама (показать). Праздник. Девушки танцуют. Проходит Рахиль. Юноши останавливаются на ее дороге. Кто-то бросает ей цветы под ноги. Симеон поднимает. Идет с ней рядом, заговаривает робко. Она холодная и гордая. Вслед ее красоте, вслед ее ароматам бежали они. Для того чтобы привлечь ее, слагали на праздниках любовные песни, метали копья и яростно боролись между собой. Каждый юноша мечтал о том, чтобы взять ее в жены. Она же оставалась равнодушной и к мужской красоте, и к лести, и к любовным обольщениям. По-прежнему уходила в горы, садилась на дикой скале и пела. Простирала руки вперед. Нетерпеливо ждала: вот придет кто-то неведомый. И для ее брата-друга...
2. Бобров А.: А. И. Куприн в Даниловском
Входимость: 27. Размер: 58кб.
Часть текста: в 1906-1911 годах имело важное значение в его жизни и творчестве. Этот период слабо освещен в литературе о писателе. В предлагаемой публикации использован материал, собранный сотрудниками Даниловского музея Батюшковых – А. И. Куприна, который, надеемся, заинтересует вологжан и почитателей таланта великого писателя. Впервые А. И. Куприн приехал в Даниловское в начале мая 1906 г. Каким образом он очутился здесь, в тогда еще глухом уголке Новгородской губернии? Владелец маленькой усадьбы, профессор, историк литературы и критик Федор Дмитриевич Батюшков познакомился с А. И. Куприным в 1902 г. в редакции известного тогда журнала «Мир Божий», где Ф. Д. Батюшков был главным редактором, Мария Карловна – жена Куприна – издательницей журнала, а А. И. Куприн ведал отделом беллетристики. Знакомство перешло постепенно в прочную дружбу. Уже через четыре года Александр Иванович признавался: «Запомни мои слова: первый раз в жизни я так интимно и так решительно отдал свою дружбу человеку, и она не изменится: ни от сплетни, ни от вражды, ни от ненависти и ни от твоих или моих ошибок... Я не только люблю тебя несравненно, но и горжусь твоей дружбой...» Мария Карловна до Рыбинска ехала по железной дороге, а до Весьегонска и Устюжны пароходом. С ней были трехлетняя дочь Лидия и гувернантка Елизавета Морицевна Гейнрих. Александр Иванович привез из Москвы свою мать Любовь Алексеевну, проживавшую там во Вдовьем доме. Приехал и брат Марии Карловны – Николай Карлович Давыдов со слугой. Собралось солидное общество, и надо было всех как-то разместить. Старинный барский дом выглядел мрачным и необитаемым. Батюшковы жили в нем редко. Комнат много, но почти все проходные. Марии Карловне и дом, и старинный затененный парк не понравились. Но ...
3. Александрова Т. Л.: Александр Куприн
Входимость: 25. Размер: 87кб.
Часть текста: он тоже ни в одном лагере не был своим. До революции Куприн вроде бы стремился соответствовать догматам и канонам демократического лагеря, к царскому режиму был настроен оппозиционно, но все-таки никогда не был в этой оппозиционности до конца последователен, а из произведений его, несмотря ни на что, так и не складывается образ «темного царства», чающего революционного обновления. После революции писатель эмигрировал, став на время «персоной нон грата» для советского режима, но и в эмиграции, даже проявив себя как яркий антибольшевистский публицист, в число главных «идеологов» не попал, а перед смертью вообще «спутал все карты», вернувшись в СССР в страшном 1937 году. И потом на протяжении полувека советские критики убеждали читателя в том, что в этом поступке отразилось его главное жизненное прозрение, а антисоветские – напротив, что поступка не было вообще, что возвращение было следствием даже не заблуждения, а полной потери дееспособности, что старого,...
4. Жанета
Входимость: 23. Размер: 128кб.
Часть текста: некрашеный стол, две такие же табуретки, умывальник с кувшином и ведром и старозаветный чемодан, весь испещренный разноцветными путевыми ярлыками. Стены оклеены отвратительнейшими обоями в синие и желтые полосы; когда на них глядишь, то скашиваются глаза и кружится голова. Профессор сам готовит для себя на спиртовке спартанские кушанья и кипятит чай, сам прибирает комнату, сам чистит платье и сапоги. Но человек не может жить без роскоши (кроме изуверов и идиотов), и в этом, по мнению профессора, одно из важных отличий его от всех животных, за исключением некоторых диких птиц, чудесно украшающих свои гнезда. На подоконнике, в больших деревянных ящиках, всегда растут редкие яркие цветы. Он за ними внимательно ухаживает. Иногда можно застать его в те минуты, когда он тонкой кисточкой, бережно, как художник-миниатюрист, переносит желтую цветочную пыльцу из чашечки одного цветка в чашечку другого. Вид у него при этом сосредоточенный, губы вытянуты в трубочку, глаза сощурены в щелочки под косматыми рыжими бровями. Он давно примелькался и хорошо известен в своем небольшом районе, ограниченном лавками: мясной, молочной, бакалейной, табачной, булочной и тем угловым бистро мадам Бюссак, куда он изредка заходит выпить у блестящего жестяного прилавка стаканчик вермута пополам с водой. Все еще издали узнают его длинную худую фигуру, его развевающуюся на ходу серую клетчатую размахайку, носившую когда-то, в древние времена, ...
5. Гранатовый браслет
Входимость: 20. Размер: 96кб.
Часть текста: свойственны северному побережью Черного моря. То по целым суткам тяжело лежал над землею и морем густой туман, и тогда огромная сирена на маяке ревела днем и ночью, точно бешеный бык. То с утра до утра шел не переставая мелкий, как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи. То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: только спустя неделю повыбрасывало трупы рыбаков в разных местах берега. Обитатели пригородного морского курорта - большей частью греки и евреи, - жизнелюбивые и мнительные, как все южане, - поспешно перебирались в город. По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: тюфяками, диванами, сундуками, стульями, умывальниками, самоварами. Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей, закутанных от дождя в рогожи. Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором,...

© 2000- NIV